Антиислам

 

alt«Нам следует знать совершенно точно, как мусульмане поступали с этими покоренными ими, но необращенными народами, потому что точно так же они поступают с ними в наши дни и будут поступать в будущем».
Жак Эллю, 1983 г.

Исламизации России идет полным ходом. Некоторые оптимисты считают, что ислам – это не страшно. Давайте рассмотрим, так ли это.
Джихад и его сущность.Для мусульман Коран — это слово Аллаха, а Мухаммад — Его посланник роду человеческому:
«Не подобает любому верующему, будь то мужчина или женщина, действовать по своему усмотрению, когда Бог или посланник Его определили, как нужно поступать. Тот, кто не подчиняется Богу и Пророку Его, совершает ошибку и сбивается с пути». (Коран 33: 36).
Таким образом, Коран является божественной и священной основой исламского закона

 

Ключевое значение в исламе имеет понятие «джихад».
Джихад — глобальная концепция, разделяющая все народы мира на два непримиримых лагеря:
дар ал харб — земли войны, включающие в себя территории, населенные неверными;
дар ал ислам — земли ислама, родина мусульман, где соблюдаются законы ислама.
Джихад — нормальное и постоянное состояние войны между дар ал ислам и дар ал харб , войны, которая может закончиться только окончательной победой над неверными и абсолютным владычеством ислама во всем мире. Исламские теологи и юристы утверждают, что неверные обладают землями незаконно, и поэтому земли должны быть возвращены, согласно Божественному праву, приверженцам истинной религии.
В этом смысле джихад — святая и законная война, так как она возвращает мусульманам земли и имущество, которые должны были быть частью территории дар ал ислам, но которые незаконно присвоили жители дар ал харб. На этом основании любой военный акт в дар ал харб (не имеющей права на существование) воспринимается как необходимый и узаконенный, и исключает какое либо неодобрение с точки зрения морали ислама.
Поскольку джихад — состояние постоянной войны, он исключает возможность истинного мира, но допускает временное перемирие — в соответствии с требованиями политической ситуации. Это перемирие, могущее продолжаться не более десяти лет, должен прервать в одностороннем порядке мусульманский правитель, но только после того, как он сначала предупредит врага. Наконец, джихад предусматривает, что все договоры с дар ал харб заключаются всегда только в рамках этой концепции временного перемирия.

Перемирия, заключенные мусульманами с харби (жители дар ал харб)заключались в зависимости от того, была ли победа над неверными одержана на поле боя или заключена капитуляция. Бравшиеся за оружие и боровшиеся с мусульманами, могли быть преданы смерти или обращены в рабство, выкуплены, обменены или отпущены на свободу, а их жены и дети — превращены в рабов. Если, однако, харби, подчинялись власти ислама, захватчики соглашались уважать их религию, их жизнь и имущество в соответствии с условиями договора, носящего название димма (по иному пишется в русской транскрипции как «зимма»).

Кто такие димми и их статус в исламском мире

«Земля принадлежит Аллаху и Его посланнику; посланник Аллаха может аннулировать, если он того пожелает, свой договор».
Основываясь на Коране и Сунне (жизнеописание и высказывания пророка Мохамеда), мусульманские теологи установили статус димми, то есть немусульманских народов, находящихся под властью ислама.

Впервые практика димми была использована в 628 году, когда при осаде муслимами оазиса Хайбар его жители сдались войскам Мохамеда на определенных условиях договора, известным под именем димма.

Димми — это люди, живущие в исламском обществе, но не принадлежащие к исламу (евреи, христиане и иногда — язычники).
В буквальном переводе это слово означает «протеже» или «персона, находящаяся под покровительством».
Сразу возникает вопрос: покровительство — ради чего? Если этот «чужеземец» живет в странах ислама, ответ напрашивается сам собой: ради защиты от мусульман. Следует со всей ясностью отдавать себе отчет, что уже понятие «протеже» содержит в себе скрытую враждебность. Сходный с этим социальный институт существовал в античном мире, где «клиент» чужестранец воспринимался всегда как враг. И с ним следовало обращаться как с врагом, даже если и не было никакого состояния войны.

Подчиненный статус димми варьировался в разные времена и в разных регионах мусульманского мира.
И с точки зрения сегодняшнего, весьма воинственного ислама немусульмане не обладают, какими бы то ни было признанными, правами. В исламском обществе немусульмане обладают лишь доставшимся от прошлого статусом димми; вот почему является фантазией и иллюзией идея разрешения конфликтов Ближнего Востока путем создания федерации, включающей Израиль в группу мусульманских народов или государств или в иудео исламское сообщество. С точки зрения мусульман такие вещи просто немыслимы.

Налогообложение димми

Право завоевателя, впервые провозглашенное муслимами во время завоевания Хайбара, вело к экспроприации имущества завоеванных народов через передачу их земель мусульманской общине. Димми, лишенные таким образом собственности, восстанавливали свое право обрабатывать землю в обмен на уплату исламским властям земельного налога — харадж.
Харадж превращал бывшего обладателя земли в данника, обрабатывающего собственную землю в качестве арендатора. Его наследники получали те же самые права, тогда как полное владение землей было присвоено арабским правителем.
Плата хараджа гарантировала протекцию димми. Т.е. его защиту от произвола мусульман.

В дополнение к хараджу димми должны были платить подушный налог — джизью (Коран 9:29). Этот подушный налог должен был выплачиваться каждым человеком лично во время унизительной публичной церемонии: димми, платя налог, получал удар по голове или по затылку. Женщины, нищие, хронические больные и калеки теоретически освобождались от уплаты этого налога.
Обладание свидетельством уплаты джизья — первоначально это был кусок пергамента, обернутый вокруг шеи, или особая печать на запястье или на груди — давало димми возможность передвижения с места на место. Димми, путешествовавший без этого знака, мог быть подвергнут суду. Печать об уплате джизья, отличавшая димми, стала восприниматься вскоре как знак бесчестия. Позднее, этот знак должен был предъявляться димми по первому же требованию сборщика налогов с угрозой немедленного лишения свободы. Димми легко распознавались по отличным от остальных групп населения костюмам, и запросто могли быть остановлены на улице.

Аваниа – «налог» на безопасность, устанавливаемый по прихоти муслимской администрации. Димми платили также более высокие коммерческие налоги и дорожные сборы, нежели мусульмане. Помимо налогов, большие суммы взимались с общин димми просто по прихоти правителей.
Зачастую в разные времена использовалась практика вручения откупных мусульманским властям, с помощью которых димми обеспечивали себе безопасность. Необходимость платить за свое благополучие и безопасность стала нормой существования общин димми.
Можно сказать, что аваниа — это шантаж, то есть сумма денег, взимаемая с общины под угрозой насилия и гонений. Методы, применявшиеся при изъятии, иногда включали конфискацию имущества димми, захват заложников из числа знатных димми и их пытки.

Ограничение прав димми

Отстранение димми от исполнения общественных обязанностей основывалось на нескольких стихах Корана (3:27,113, 5:56), и в соответствии с которыми неверный никогда не может властвовать над мусульманами.

Димми так же не имели право иметь какое-либо оружие.

Каждый судебный случай, в который были повлечены димми и мусульмане, рассматривался исходя из законов Корана. Хотя сама идея справедливости подразумевает равенство сторон перед законом, димми не разрешалось свидетельствовать против мусульман. Поскольку их показания были недействительны в исламском суде, то мусульманский оппонент мог быть осужден только с очень большим трудом. Для того чтобы защитить себя, димми приходилось покупать мусульман свидетелей за очень большую плату.
Отказ религиозных мусульманских судов принимать свидетельства димми базировался на хадисах, утверждавших, что неверные — испорченные и вредоносные люди, так как они обдуманно отрицают верховенство ислама. По той же самой причине мусульманин никогда не приговаривался к смертной казни на основании свидетельства немусульманина.
Исламский закон (Коран 2:174,175) применяет закон о возмездии только к конфликтам между равными сторонами, т.е. мусульманами. Наказание, получаемое виновным мусульманином, уменьшалось в значительной мере, если жертвой бывал димми и наоборот, димми зачастую приговаривался к смертной казни, если он поднимал руку на мусульманина, даже при законной самозащите.
Отказ принять свидетельство димми носил особенно серьезный характер в силу постоянных обвинений евреев и христиан в поношении пророка, ислама или ангелов, так как эти грехи карались смертной казнью. В этом случае димми никогда не могли опровергнуть свидетельства против них «истинно верующих», и единственным способом спасения жизни было обращение в ислам.

Унижение других религий, не в меньшей степени, чем привилегии, даруемые победителям, служили целям усиления чувства превосходства арабов мусульман над другими пародами.
Места богослужений димми не рассматривались как неприкосновенные. Они могли быть ограблены, сожжены или разрушены в результате репрессивных мер против общины димми, например, под тем предлогом, что некоторые из ее членов превысили свои права.
Европейские путешественники XIX столетия описывают случаи, когда евреи и христиане, входившие в мечеть в Северной Африке, рассматривались как преступники и карались смертной казнью. Считалось, что им нечистая природа оскверняет места богослужений мусульман.
Звон колоколов, выставление на всеобщее обозрение крестов, икон, хоругвей и других предметов культа строжайшим образом запрещалось. Хотя в соответствии с правилами, определенными Мохамедом, иудаизм и христианство считались допустимыми религиями, на практике свобода богослужения не соблюдалась.

Зимми оказались на перекрестке между продажностью властей и фанатизмом народа, который, ведомый улемами (исламскими проповедниками), требовал строгого соблюдения предписаний закона. Эта ситуация поощряла вымогательства и служила источником обогащения правителей. Чем больше возрастали репрессии, тем большая плата требовалась для их прекращения.

Мусульманские захоронения должны были отличаться от захоронений димми — чтобы мусульманин не стал молиться на гробнице неверного. Последние должны были хоронить своих покойников без оплакивания. Их кладбища — как находящиеся в пределах ада — не уважались. Их часто полностью разрушали, а захоронения оскверняли. Это продолжается и по сей день.

Преступнику, обращенному в ислам, прощались все его грехи. Вероотступничество, а также оскорбление ислама, пророка или ангелов каралось смертной казнью. Обвинение в богохульстве, будь оно истинным или ложным, зачастую вело к массовым репрессиям против димми.

Практика планомерного унижения димми.

Димма по самой сути своей предполагала унижение димми, обвинявшихся в непрестанном распространении фальшивых версий Старого и Нового Заветов, в которых, как полагали мусульмане, Божественное откровение, предсказывавшее приход Мохамеда, извращалось и искажалось. Приверженность димми своим заблуждениям явно была знаком их дьявольской природы, а, значит, их следует отделять от общества правоверных и подвергать унижениям.

Арабские почетные обращения и использование арабского алфавита были запрещены для димми. А пользование услугами димми — врачей и фармацевтов не поощрялось, так как они всегда подозревались в отравлении мусульман.

Брак или любовная связь между димми и мусульманкой каралась смертной казнью, но мусульманин мог жениться на женщине димми.

На долю димми выпадали самые унизительные работы. Они занимались уборкой трупов животных, чистками общественных уборных, а так же выполняли функции палачей при наказаниях, вроде отсечения вору руки тупым ножом, и казнях, в том числе и мусульман. Все это делалось для создания еще большего отвращения мусульманского населения к димми.

Считалось большим оскорблением, если димми использовал для своего передвижения таких благородных животных, как лошадь или верблюд. Вне города ему было разрешено ездить на осле, но в определенные периоды даже это допускалось лишь в особых случаях.

Димми не разрешалось собираться группами на улице и разговаривать. Они должны были ходить с потупленными глазами и только позади мусульман, имевших право отталкивать их. Стоя перед мусульманином, димми должен был говорить тихо и только тогда, когда ему это разрешалось.

У арабских детей было в обычае забрасывать камнями проходивших мимо евреев.

В некоторых исламских местностях димми запрещалось строить дома выше, чем у мусульман, или требовалось иметь входной дверной проем ниже человеческого роста, что бы димми при входе в свое жилище наклоняли голову.

Запреты на передвижение димми и свободное расселение варьировались в зависимости от времени и места. Практиковались также депортации и изгнания димми из некоторых городов и территорий.

Консолидация мусульман в вопросе отношения к димми.

Так как в исламе религия и политика нераздельны, необходимо было дать определение Бога как практического наставника, а не только как духовной сущности. Теологи единодушно согласились, что поскольку ислам — единственная истинная религия, то, значит, и все, что исламская община (умма) считает истинным и правильным, должно быть таковым. Этот принцип носит название иджма или консенсус исламского общества.
Арабизация завоеванных мусульманами территорий всегда происходила в два этапа:
Джихад — военное завоевание или аннексия территорий, где вводились специфические законы, базировавшиеся на концепции избранничества и оправдывавшие стремление к мировому господству;
Димма — система лишения прав собственности коренного населения, имевшая целью сохранение доминирования исламской общины.

Способы обращения с димми варьировались в зависимости от политических обстоятельств или расположения правителя. Бывали периоды, когда власти относились лучше к одной общине и ущерб другой.
Так же, как и в сегодняшнем Иране, где муллы захватили власть, народ в течение всей своей истории слепо следовал за своими религиозными и политическими лидерами. Если они были терпимы и надлежащим образом контролировали порядок в стране, димми могли пользоваться некоторой безопасностью. Но эти более светлые периоды, связанные с определенными политическими обстоятельствами, раздражали простой народ, видевший, что немногочисленные димми занимают высокие должности, носят шелковые одежды и ездят на лошадях. В результате — или правители уступали давлению масс, или вслед за падением непопулярного режима на всю общину димми обрушивались репрессии, и члены ее снова оказывались в прежнем униженном положении.

Естественно, что найдутся желающие, как среди муслимов, так и среди «толерантных граждан», возразить, что, мол, такое явление как «димма» есть не более чем история, к которой нет возврата, а все вышеизложенное мной является «разжиганием межнациональной и религиозной розни». Посоветую таким «обличителям» ознакомиться с развитием ислама в странах Западной Европы за последние пару десятков лет.

Проект Еврабия или Европа как зона димми.

«Диммитьюд» – это положение подчиненности и унижения, в котором находились евреи и христиане под мусульманским правлением. Но сегодняшняя Европа сама приняла “диммитьюд” и совершает культурное самоубийство.
Машину для своего собственного уничтожения европейцы создали сами по инициативе и наущению Франции более 30 лет назад. Их целью было создание альянса с мусульманскими арабскими странами, который наделил бы Европу – и особенно Францию – мощью для соперничества с Соединенными Штатами. Эта цель преследовалась без официальных соглашений, под невинно звучавшим названием «Евро-Арабский Диалог» (ЕАД), которое впоследствии было дано официально принятой политике.
Евро-Арабский Диалог охватывает все аспекты отношений между Европой и арабо-мусульманским миром: финансовый, политический, экономический, культурный, а также вопросы мусульманской иммиграции в Европу. ЕАД заложил также новую культурную политику европейских школ и университетов.
Начиная с первой встречи в Каире в 1975 г. конференции Евро-Арабского Альянса посещают министры и главы государств как европейских, так и арабских стран, а также представители Евросюза и Лиги Арабских стран. В этих рамках заключено множество соглашений относительно расселения мусульман в Европе и распространения арабо-исламской культуры в городах Европы. Эти соглашения также включают передачу арабским странам современных технологий, включая ядерную технологию.

Изначально арабы выставили свой набор условий для евро-арабского слияния:
Европейская политика должна быть независимой от США и противопоставленной ей;
признание Европой “палестинского народа” и создание “палестинского государства”;
Европейская поддержка ООП;
признание Арафата единственным легитимным представителем так называемого “палестинского народа”;
де-легитимация государства Израиль, как исторически, так и политически; сжатие его в необороноспособных границах и арабизация Иерусалима.

Но давайте бросим беглый взгляд на то, во что превратил ЕАД Европу. За последние годы ЕС и Арабская Лига заключили ряд неофициальных соглашения, которые и поныне неукоснительно исполняются:

1. европейцы, которым предстоит работать с арабскими иммигрантами, пройдут специальное обучение деликатному обращению, в рамках которого их научат лучше понимать и учитывать арабские привычки и обычаи;
2. арабские иммигранты в Европе будут оставаться под контролем закона страны исхода;
3. учебники истории в Европе будут переписаны объединенными группами европейских и арабских ученых;
4. арабский язык и арабо-исламская культура в школах и университетах Европы будут преподаваться арабскими учителями, имеющими опыт преподавания европейцам.

Европа продала свою душу исламу. Связав свою политическую судьбу с арабскими странами, Европа оказалась вовлеченной в логику джихада против Израиля и Соединенных Штатов. Неудивительно, что Евросоюз выступал против американского вторжения в Ирак и практически способствует и помогает исламскому терроризму.

На культурном фронте идет активное переписывание истории, которое впервые было предпринято в 70-е годы в европейских университетах. Тогда был создан “Фонд диалога культур и цивилизаций”, задачей которого было контролировать все, что говорится, пишется и преподается на новом континенте Еврабия.
Таким образом, “диммитьюд” в Европе, или добровольная сдача Европы под власть ислама, началась с подрыва ее культуры и моральных ценностей, с разрушения ее истории.
Европа приняла исламскую концепцию истории, в которой ислам определяется как освободительная сила, сила мира, а джихад определяется как “справедливая война”. Те, кто сопротивляется джихаду, как израильтяне и американцы, являются виновными, а не те, кто ведут “справедливую войну” джихада. Именно эта политика внушила нам, европейцам, рабский дух диммитьюд, дух подчиненности арабам, который ослепил нас, который влил в нас ненависть к нашим собственным ценностям и желание разрушить и уничтожить наше собственное происхождение и нашу историю.
Дух диммитьюд – это не просто дух сдачи без боя, даже не капитуляция. Дух диммитьюд – это также и отрицание своего собственного унижения посредством процесса интеграции ценностей, ведущего к нашему собственному уничтожению; это идеологические наемники, предлагающие себя на службу джихада; это традиционная дань, выплачиваемая их собственной рукой – с унижением – европейскими димми во имя обретения призрачной безопасности; это предательство своего собственного народа. Немусульманские димми под протекторатом мусульман могли обрести эфемерную и призрачную безопасность посредством услуг, оказываемых мусульманским угнетателям, посредством раболепной покорности и лести. Именно такова сегодня ситуация в Европе.

Теперь “диммитьюд” вселяет в европейцев ненависть к своим собственным ценностям и желание уничтожить свою историю и стереть память о своем происхождении. В Европе вера в то, что европейская цивилизация базируется на иудео-христианской традиции, подорвана левыми политиками, судьями, профессорами и журналистами, которые контролируют европейский истэблишмент. Возникший духовный вакуум заполняет ислам.

Европейцы, как димми, ведут себя как второсортные существа, молча снося унижения и агрессивность со стороны мусульман. Мусульмане совершают акты агрессии с полной безнаказанностью, которая лишь повышает в них уверенность в своем превосходстве. В некоторых городских центрах мусульманская молодежь носится по улицам бандами и совершает разбой и преступления средь бела дня, на глазах у десятков свидетелей, не опасаясь быть остановленными и понести наказание. Имамы в мечетях проповедуют, что мусульмане имеют право красть у “неверных”. Полиция и суды закрывают глаза на эти “проповеди”, чтобы не оказаться обвиненными в “расизме”.

Европа приняла для себя доктрину мультикультурности. От арабов не ожидают, что они интегрируются в коренную культуру страны, в которую они иммигрировали. В отличие от ранней Америки, Европа не рассматривает себя как “плавильный котел”. Потребовать от арабов интеграции означало бы, что коренная культура – например, Франции – выше арабской культуры.
Но это означало бы “расизм”, так как проповедуемая университетами доктрина культурного релятивизма гласит, что все культуры морально равны. Эта доктрина уничтожает Европу. Диммитьюд так же проникает в Израиль и Америку.

Европа погружается в самонавязанное рабство – “диммитьюд”. По подсчетам, в течение жизни одного-двух поколений большинство населения Европы будут составлять мусульмане. Некоторые считают, что этот процесс уже необратим, более того, оправдывают и объясняют его низкой рождаемостью европейцев и, как следствие, необходимостью ввозить рабочие руки – преимущественно арабские.

Весьма напоминает российскую действительность, не правда ли?

Проект Северный халифат или исламизация России.

А как обстоят дела с исламизацией России? Имеет ли место у нас явление «диммитьюд» и есть ли у нас «российские димми» (русскими их назвать не поворачивается язык)?
Начнем со статистики.

Дух диммитьюд и внешняя политика.

Россия списала долг Ливии в сумме 4,5 млрд. USD. Ранее были списаны долги Афганистану на 11,6 млрд. USD и Ираку на сумму 12 млрд. USD. Всего на сумму 28,1 млрд. USD, которые были бы совсем не лишними для разваливающейся экономики России. А есть еще военная (новейшие системы вооружения) и технологическая (ядерные технологии) помощь Сирии, Ирану и ряду других арабских стран. При этом суммы вырученных денег от таких «сделок» почему-то не публикуются властью.

Диммитьюд внутри страны.

По данным журнала «РБК»(№11, 2007 г. http://magazine.rbc.ru/archive/2007/10) национальный и этнический состав Москвы выглядит следующим образом:

русские – 31%
азербайджанцы – 14%
татары, башкиры, чуваши – 10%
таджики, узбеки, казахи, киргизы – 5%
чеченцы, дагестанцы, ингуши – 4%
Т.е. в сумме 33% пришлых инородцев с абсолютной доминантой мусульман против 31% «русских россиян». Это ли не последствия «скрытого джихада»? Москва фактически стала новой зоной диммитьюд, где русские уже не имеют не только численного перевеса в этническом составе населения столицы своей страны, но и находятся на унизительном положении димми, как европейцы ряда стран Западной Европы.Количество преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних увеличилось в 25,6 раза. В 2003 году были зарегистрированы 129 подобных фактов, то в 2007 году – более 3 тысяч. По закрытой аналитике МВД подавляющее большинство данных преступлений совершается выходцами из республик Средней Азии и Кавказа, в которых традиционно исповедуется ислам. Согласно заповедям ислама, муслим имеет право делать с неверными все, что хочет, особенно, если с ними не заключен договор димма. Согласно шариату правоверный не несет практически никакой ответственности за преступления (которые и преступлениями не считаются) в отношении димми. Массовые избиения, изнасилования и прочие издивательства муслимов над коренным населением является всего лишь одной из тактик ведения джихада по вытеснению неверных и освобождения дар ал ислам от их присутствия.На развитие ислама в России из бюджета государства было выделено в 2007 году 800 млн рублей. В последующие года по всей видимости выделялось не меньше.
Вы только вдумайтесь: власть которую, мы, русские, составляющие большинство этой страны, «избрали», эта власть оплачивает из наших же карманов налогоплательщиков «развитие ислама» в нашей стране. Т.е. мы сами фактически оплачиваем ведение джихада против нас и наших детей с целью превращения всех нас в новых димми.На встрече Р. Кадырова с первым заместителем директора ФСИН РФ 14.03.07 достигнуто соглашение, по которому с 2008 года каждый осужденный, который проживал (то есть был зарегистрирован) на территории Чеченской республики в момент совершения преступления на территории России, будет переведен для отбывания срока и пересмотра его дела в Чечню, т.к. по словам Р. Кадырова «в местах лишения свободы находится много чеченцев, не совершавших никаких преступлений». Т.е. российская власть фактически сама становится в положение димми по отношению к мусульманской Чечне, признавая право чеченца-мусульманина на повторный пересмотр его уголовного дела «исламским судом».

 

Кроме этого идет планомерное воздействие на умы обывателей посредством подконтрольных власти СМИ (а других и нет). Чего только стоят радужные и благолепные картинки программы «Мусульмане» на РТР или чуть ли не ежедневные отчеты о «замечательной жизни» в черт-его-знает-который-раз-восстановленном бывшим русским, а теперь исключительно чеченском (т.е. исламском) Грозном на фоне потоков сюжетов о воровстве, убийстве детей родителями, алкоголизме и прочей чернухи, «героями» которых становятся почему-то только «русские».
Ислам преподносится как спасение от всей этой жути российской реальности.

В России действуют тысячи мусульманских «образовательных» и общественных организаций, открыто провозглашающих свои цели, являющиеся, по сути, целями джихада (установление власти ислама над землями дар ал харб), в виде четкой программы-минимум. Вариант такой программы взят с официального интернет-ресурса Исламского Комитета России – http://islamcom.livejournal.com/<!– m –>:

 

:1. Создать Общественный Исламский Совет при Президенте России из числа авторитетных мусульманских лидеров и улемов (богословов).
Принять законодательные акты, направленные на предоставление справедливого представительства российских граждан мусульманского вероисповедания в органах власти, в том числе:
2. Разработать и реализовать Федеральную программу по увеличению доли мусульман на государственных должностях, в том числе путем поощрений карьерного роста государственных служащих, исповедующих Ислам.
3. Установить норму, что не менее 1/5 от числа руководителей (и их заместителей) федеральных органов государственной власти (включая Администрацию Президента, Правительство РФ), депутатов Федерального Собрания, членов Правительства Москвы и Санкт-Петербурга должны относиться к числу российских граждан мусульманского вероисповедания.
4. Установить норму, что должности первых заместителей Полпредов Президента России в федеральных округах (кроме ЮФО, где ситуация требует особого регулирования) должны быть обязательно закреплены за российскими гражданами мусульманского вероисповедания; при этом сами должности полпредов должны быть законодательно закреплены за православными, или, в зависимости от местных условий, за представителями других вероисповеданий.
5. В перспективе провести референдум о возможности внесения изменений в Конституцию РФ, предполагающих:
5.1 Закрепление за Православием и Исламом статуса государственных религий;
5.2 Введение поста вице-президента РФ, зарезервированого за гражданами мусульманского вероисповедания; при этом пост Президента РФ должен быть закреплен за гражданами православного вероисповедания;
5.3 Внесение в государственную символику изменений, отражающих статус Ислама как государственной религии Российской Федерации.Православие упомянуто в данном документе с целью снижения у толерантного российского общества порога неприятия вносимых «исламских инициатив».Распространение ислама в России, на русской земле означает потерю русским народом собственной культурной, духовной и этнической идентичности, даже в случае не принятия ислама.
Толерантное отношение к носителям ислама ведет только к усилению джихада в отношении «неверных», коими по определению ислама являются русские, с целью их обращения в «истинную веру», что маловероятно (это не в Единую Россию или КПРФ вступить, или крест на грудь повесить), либо с целью превращения в бесправных данников – димми.

 

В Европе уже считают, что их общество уже необратимо исламизировано. А как считаете вы, «дорогие россияне» – на какой стадии исламизации, джихада, диммитьюда находится современная Россия?

В статье использованы материалы следующих авторов:
Гизель Литман – специалист по изучению жизни немусульманского населения в странах ислама (Швейцария);
Жак Эллю – профессор факультета права Института политических учений (Франция);
Пол Эйдельберг – профессор философии, политолог (Израиль).

1 ноября 2009 г.

Арсений Горбунов

 

Реклама
%d такие блоггеры, как: