Главная > Статьи > Массовая дотационность регионов носит искусственный характер

Массовая дотационность регионов носит искусственный характер


Часто приходится встречать следующий аргумент против регионализма: «Подавляющее большинство регионов России – дотационны. Зачем региону автономия, если он сам себя прокормить не может? Вы спасибо должны Кремлю сказать, за то, что он вас кормит и поит, убогих уродов. Молчите лучше в тряпочку, обосравшиеся провинциалы, и ждите, пока Барин приедет и решит ваши проблемы».

Но что такое «дотационный регион»? То, как дотационность считается официально, это сугубо виртуальная цифра. Она рассчитывается без учета тех налогов, которые Центр отнимает у региона и переводит на попечение федеральных чиновников. В статье по ссылке делается элементарный расчет того, что массовая дотационность регионов носит искусственный характер:

«При установлении в законе о федеральном бюджете структуры распределения налоговых платежей по НДС между федеральным и региональным бюджетом 50/50 (как в ФРГ) только 4 субъекта РФ сохранят статус «реципиентов»: Республика Ингушетия (128,8%), Республика Алтай (93,9%), Чеченская Республика (89,4%), Республика Тыва (88,3%). Если НДС полностью передавать в доходы региональных бюджетов, то дотационным остается только один регион ЮФО.

Какой объем доходов потеряет федеральный бюджет от деления НДС с регионами? В 2006 году поступления по НДС составили 24% доходов федерального бюджета. Эта сумма в 6,6 раза превысила суммарный размер дотаций регионам. При передаче региональным бюджетам 50% поступлений по НДС, доходная часть федерального бюджета снижается на 12%, или 755,5 млрд. руб. В том же году профицит федерального бюджета составил 1994,1 млрд. руб., который с большим запасом покрывает его выпадающие доходы. Кроме того, в 2005-2006 гг. доходы федерального бюджета превышали доходы консолидированных бюджетов субъектов РФ на 65-70%, что свидетельствует о том, что цена услуг федерального центра сильно завышена. Таким образом, массовая дотационность регионов носит искусственный характер».

Другими словами, «дотационность» большинства регионов – это результат не их «убогости», а прямого ограбления. К этому нужно добавить еще:

1) Расходы, ненужные самому региону, но навязанные ему нынешней системой управления. Например, дикое количество чиновников и милиции. Многие функции управления дублируются федеральными и региональными чиновниками, да еще и аппаратом федеральных округов. А за все в конечном итоге платят регионы.

2) Доходы, которые регион недополучает из-за порядков, навязанных ему федеральным центром. Все, что тормозит развитие малого и среднего бизнеса и т.п.

3) Ухудшение инвестиционной привлекательности регионов для зарубежных инвесторов из-за обилия препон и ограничений, а также из-за системной коррупции и рейдерства (и то, и другое крышуется и поощряется на надрегиональном уровне).

4) Коррупция, как в плане разворовывания, так и в плане давления на бизнес, рейдерства, засилья клановых группировок и т.п. Чувствуя за своей спиной Кремль, местные чиновники на население просто плюют. С отменой прямой выборности губернаторов, с усилением однопартийного контроля над прочими местными выборами, с ростом репрессий в отношении гражданских активистов и организаций, люди лишены возможности легально влиять на региональную власть. А «Кондопоги» она не боится – Кремль поможет подавить любой протест в отдельно взятом регионе.

Вот для решения всех этих проблем и требуется регионализм. Экономическая суть регионализма – усиление контроля региона за собственными доходами и расходами. Политическая суть регионализма – это прежде всего демократизация региона, слом местных чиновно-коррупционных кланов, полная прозрачность местной власти и контроль за ней со стороны организованного гражданского общества. Казалось бы, при таком подходе «враг» регионалистов — это не федеральный центр, а именно местные коррупционеры. Но проблема в том, что местные кланы входят в общую коррупционную пирамиду, и они прекрасно знают, что в случае чего смогут воспользоваться «большой дубинкой» от федеральных покровителей. Сами по себе власти регионального уровня не могли бы справиться с дружным протестом населения, «Кондопога» их сметает в момент. Но именно потому, что у них за спиной Кремль, они этого не боятся. Колоссальная коррупция в регионах и то, как местные кланы давят на корню любую конкуренцию, – это не «чистый эксперимент», а прямой результат вмешательства Кремля. Оставшись с населением региона один на один, без законов, ограничивающих общественную самоорганизацию и протест, местные власти вели бы себя принципиально иначе, не могли бы так нагло давить граждан. Поэтому речь ведется не об абстрактной «демократизации», а именно о регионализме, как о практическом инструменте таковой.

В отличие от столично-гламурных «демократоров», регионалисты знают, как демократию можно установить на практике в масштабах РФ. Основа всего – максимальная демократизация в регионах и постоянное давление на местные власти со стороны агрессивно настроенного гражданского общества. А федеральный уровень власти уже изначально создается в качестве демократического – он является продуктом совместной воли регионов. Никакой отдельной «вертикали», помимо той, которая вырастает из регионов («снизу»), быть не должно.

Национал-демократия в России

Реклама
Рубрики:Статьи
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: