Главная > Единая Россия, Милиция, Новости > Проявление свободы: слово Путина отозвалось

Проявление свободы: слово Путина отозвалось


Сотрудники милиции на "Марше несогласныхРазгон оппозиционной акции вечером 31 мая на Триумфальной площади столицы оказался более жестким, чем пресечение подобного же «марша несогласных» двумя месяцами ранее, которое тоже мягким не назовешь. Более сотни задержанных, телесные повреждения — как у участников митинга, так и у журналистов, наблюдавших за ними, разбитая аппаратура… «Масла в огонь» подлили и произнесенные накануне слова премьера Владимира Путина, по-разному понятые оппозиционерами, чиновниками и милицией.

Демонстрации, которые оппозиция устраивает в последний день каждого месяца, состоящего из 31 дня, в защиту 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний и уличных шествий, в последнее время всегда кончаются потасовками. По крайней мере, на Триумфальной площади Москвы – ну, не хотят власти предоставлять эту территорию на Садовом кольце с памятником поэту Маяковскому в центре своим непримиримым оппонентам. И то, что площадь в этот день оказывается занятой проправительственными молодежными организациями, тоже стало привычным.

В минувший понедельник, однако, ситуация была «разогрета» некоторыми новыми обстоятельствами. Как раз накануне в Петербурге глава правительства Владимир Путин на встрече с деятелями культуры в Михайловском театре вступил в наделавший шума диалог с оппозиционно настроенным знаменитым советско-российским рокером Юрием Шевчуком. И на вопрос Шевчука по поводу жесткого обращения властей с «маршами несогласных» ответил довольно пространно.

«По поводу «марша несогласных», — заметил Путин, — есть определенные правила, они предусматривают, что такие мероприятия регулируются местными властями. Кроме тех людей, которые выходят на марш согласных или несогласных, есть и другие люди, о правах которых мы не должны забывать. Если вы решите провести «марш несогласных», — я прошу прощения за слишком резкие вещи, скажем, у больницы, где будете мешать больным детям, — кто из местных властей вам позволит там проводить этот марш? И правильно сделают, что запретят! … А теперь вы хотите провести его там, где люди хотят в пятницу поехать на дачу, к примеру, просто. Или в воскресенье вечером вернуться с дачи. Да они вас там такими матюгами покроют! И местные власти заодно. Но это совсем не значит, что власть должна прикрываться теми вещами, о которых я говорил, и создавать невозможные условия для проявления свободы слова. Но это вопрос, который должен решаться вместе с властями».

«Мне, уверен, и другим представителям государственной власти, это не мешает, наоборот, помогает», — продолжал далее глава правительства. — Если я вижу, что люди вышли не просто, чтобы «побазарить» и попиарить себя, а что-то говорят дельное, конкретное, указывают какие-то болевые точки, на которые власть должна обратить внимание, —  что же здесь плохого?! Спасибо надо сказать», — заметил премьер.

Позднее в тот же день пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков дал дополнительное разъяснение, заявив следующее: «Сейчас многие экзальтированно воспринимают дискуссию, которая имела место в ходе встречи Владимир Путина с организаторами и участниками благотворительного вечера, и извращают ее смысл. Слышны даже призывы выходить на акции, поскольку Путин разрешил, и никого трогать не будут. Ничего подобного Путин ничего не разрешал, потому что он не может разрешать, это делают местные власти. Путин сказал, что все должно быть в рамках закона».

В общем, среди тех, кто шел в понедельник вечером «к Маяковскому», многих наверняка интересовало именно это: как предстоящее действо будет вязаться с последними словами Путина. Хотя конкретно премьер никому ничего не обещал. Но – хотя бы посмотреть, как вообще его слово отзовется! Куда именно подует ветер.

Впечатление от происшедшего такое, что обе конфликтующие стороны сделали определенные выводы «тактического плана» из событий 31 марта. И сейчас, два месяца спустя, действовали жестче, оперативнее и слаженнее, не тратя время попусту. Это в полной мере относится и к власти, и к оппозиции.

Как и в прошлый раз, все пространство вокруг памятника Маяковскому было заполнено проправительственными лоялистами, прежде всего, из «Молодой гвардии» и «России молодой». В этот раз они весь свой митинг посвятили благотворительной акции по сбору донорской крови — тому, что 31 марта составляло лишь часть программы. Мощно гремела рок-музыка, и раздавались звонкие юношеские и девичьи голоса доноров, которые рассказывали, как они пришли к благородному делу сдачи крови. Чудовищная мощность усилителей не способствовала восприятию этих трогательных историй.

Квадрат вокруг памятника, между тем, был оцеплен внутренними войсками. Доноров, конечно, пропускали, но, тем не менее, во всей картине ощущался какой-то сюрреализм, который по мере развития событий только усиливался.

Между тем, у стен зала Чайковского и Театра сатиры начала явочным порядком концентрироваться оппозиция. Из известных лиц пришли Людмила Алексеева, Лев Пономарев, Владимир Рыжков. Еще раньше подошли публицисты — Подрабинек и Рыклин. В инвалидной коляске везли известного экономиста Ирину Ясину. Присутствовали некоторые деятели искусств, которых можно отнести к «изящной фронде», — певица Вероника Долина и поэт Игорь Иртеньев.

Короче говоря, в какой-то момент, сразу после 18.00, – ту часть площади, что прилегает к залу Чайковского и Театру сатиры, наполнил многоголосый крик: «Нам нужна другая Россия! Россия без Путина!» Разница с 31 марта была в том, что кричали и громче, и слаженней, и сразу «взяли быка за рога», без раскачки. Пусть не на всей площади, но на ее «притеатральной» части рев десятков, если не сотен оппозиционных глоток реально перекрыл усиленные мегафонами крики лоялистов-доноров.

И – началось! Милиция (то ли ОМОН, то ли кто-то еще – преобладали не пятнистые комбинезоны, а обычные серые, и черные береты) с особенной бойкостью хватала «тех, кому больше всех надо», и тащила к автобусам, — некоторых с почтеньем, на руках. Задержанных было много – решетчатые «Пазики» набивали битком.  Естественно, под громогласные крики «Позор!» и «Фашисты!».

В какой-то момент у стен Театра сатиры у многих явственно защипало глаза, а в воздухе распространился кисло-перцовый запах. Чихая и кашляя, толпа подалась в стороны: «Черемуху» пустили!» Тут еще громогласно  заиграл государственный гимн. Нереальность происходящего усилилась: под песенно-музыкальные обещания «широкого простора для мечты и для жизни» кого-то продолжали тащить. Из автобуса вывели раскрасневшуюся Евгению Альбац, журналиста и публициста, — ей отказали в праве сидеть за решеткой в «обезьяннике».

А лоялисты вокруг памятника продолжали музыкальное представление. После гимна врубили «Группу крови на рукаве» Виктора Цоя, потом патриотический рэп «Русские на войне своих не бросают!». Диссонанс между зрительной картиной и оглушающим звукорядом был красноречивым. Под конец, когда все активисты «Молодой гвардии» разошлись, шеренги внутренних войск выпроваживали публику с площади под разудалую песнь из динамиков: «Расея, Расе-ея, от Волги до Енисее-я!».

Действо заняло около полутора часов. Вскоре после митинга в московский офис «Росбалта» позвонили из столичного ГУВД и заявили, что власти не могли применить никакой слезоточивый газ (агентство сообщало об этом инциденте вчера в новостной ленте), а это сами оппозиционеры провокационно бросили дымовую шашку. Оппозиция утверждает, что газ был. Кто конкретно применил и какое средство – выяснить уже вряд ли возможно: «газовый эпизод» был, так сказать, локальный.

«Разбор полетов» по следам конфликта на Триумфальной площади продолжается. Все источники информации отмечают большое число задержанных. По официальным данным, «составлено около 150 протоколов». Впрочем, «составлены протоколы» — формулировка мягкая и расплывчатая.

Оппозиция всячески подчеркивает жестокость карательных мер. «Нас напихали в автозак, держали там час с лишним. Температура внутри достигала 40 градусов. Двум задержанным стало плохо с сердцем, пришлось вызывать «Скорую помощь», — так описывал ситуацию один из лидеров движения «Солидарность» Илья Яшин. — Спустя почти пять часов большинство из них отпустили. Мне предъявлены обвинения по ст. 20.2 КоАП (организация и проведение несанкционированного митинга, пикета или шествия). Остальным — по ст. 19.3 КоАП (сопротивление сотрудникам милиции при задержании). По этой статье грозит до 15 суток административного ареста».

Два эпизода отмечаются как особо скандальные: во-первых, в ходе задержания сломали руку корреспонденту Gazeta.ru Александру Артемьеву (переломы зафиксированы в больнице). Во-вторых, среди задержанных оказался 84-летний ветеран Великой Отечественной войны Владимир Бурцев, с которого блюстители порядка сорвали планки медалей «За отвагу», «За оборону Москвы» и «За победу над Германией». Дедушка оказался «вечно юным», горячим и уже записал гневное обращение к Владимиру Путину, в котором проклял премьер-министра.

В пресс-службе столичного ГУВД отметили, что пожилого человека хотели сразу же отпустить, но он добровольно остался в «обезьяннике» ОВД «Басманное» до утра. Вообще, по словам управления информации ГУВД, «в ходе пресечения акции милиционеры никого из лидеров оппозиционных движений не задерживали, как и правозащитников: Лимонов, Алексеева, Пономарев самостоятельно ушли». Власти особо подчеркнули, что «акция «несогласных» носила явно провокационный характер, свидетелями чего стали не только участники санкционированного митинга, но и почти 200 присутствовавших там журналистов, правозащитники и простые прохожие».

Задержанных развозили по всем ОВД центральных районов Москвы, откуда, по данным властей, практически все они уже отпущены. Особые жалобы от оппозиции имеются на ОВД «Замоскворецкое», где несколько активистов заявили о нанесенных им побоях – начальство это отрицает. В «Замоскворецкое» ездили «на разведку» правозащитники Валерий Борщев и Анна Каретникова.

Между тем, 31 мая на Триумфальной площади присутствовал уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, которого тоже чуть не задержали. Лукин высказал ряду СМИ недоумение тем, что на площади преспокойно проходил митинг лояльных властям молодежных движений, а другую акцию разогнали. «Мне пока непонятно, почему один митинг санкционирован. У нас нет такого института как санкция. У нас есть только уведомление. А второй митинг запрещен, хотя он не может быть запрещен», — сказал уполномоченный. Кроме того, по словам Лукина, на митинге проправительственных молодежных организаций сильно шумели, чем мешали обычным гражданам.

Теперь Владимир Лукин готовит доклад по незаконным действиям властей, а многие из оппозиционеров – обращения в суд. Так сказать, встречные иски – поскольку их самих тоже, вероятно, будут судить. Но мнение уполномоченного по правам человека, возможно, будет весить потяжелее, и от него не так легко отмахнуться.

Свое сожаление событиям на Триумфальной площади выразил и Совет национальной безопасности США. Его пресс-секретарь Майкл Хаммер по данному поводу заявил: «США сожалеют в связи с задержанием участников мирных протестов в Москве и Санкт-Петербурге, выражавших свою поддержку 31-й статьи российской Конституции, которая гарантирует право на свободу собраний».

Леонид Смирнов

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: