Закон об ФСБ


Пора чуть подробнее разобрать закон, будоражащий умы всей прогрессивной общественности, о котором я писал ранее. Впрочем, чего там прогрессивной общественности, закон должен бы будоражить умы всех, кто о нем знает — это пожалуй наиболее радикальный законопроект попадавший в Думу за последние пару лет. В отличие от других кандидатов, таких как пошлин на импорт автомобилей или регулирование рынка лекарственных средств, этот законопроект, будучи реализованным, имеет потенциал очень жестко ударить по любому бизнесмену и средству массовой информации, не говоря уж об активистах неугодных чиновникам организаций. Речь, конечно, о законопроекте, расширяющим полномочия ФСБ, который будет рассматриваться Думой в первом чтении в эту пятницу, 11 июня.
Закон предлагает предоставить в распоряжение ФСБ две новые процедуры: вынесение предупреждения о недопустимости «действий, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений«, подследственных ФСБ и вынесение представления об устранении «причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Российской Федерации». Ничего не поняли из этого определения? Вот и никто не понял, комитет по конституционному законодательству и государственному строительству в своей оценке, например, включил следующий пассаж:


С нашей точки зрения требует уточнения редакция предлагаемых законопроектом дополнений в части наименования действий физического или юридического лица, за которые возможно объявление официального предостережения или вынесение представления: «вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений», «причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности», для исключения возможности многозначного толкования этих терминов правоприменителями.

В существующей редакции закона нет даже намека на определение критериев, на основании которых, можно считать действия «создающими условия для совершения преступлений» или «вызывающими возникновение причин» преступлений. Как вы понимаете, если трактовать эту фразу в рамках обычного русского языка, то к таким действиям относится и создание парковки, на которых преступники гипотетически могут оставить свою машину,  и написание текста, который может вызвать возникновение каких-либо негативных эмоций — потенциально способных стать причиной преступления. В существующей редакции, определение являются ли действия «создающими условия» и «вызывающими возникновение причин» лежит исключительно на самой ФСБ — и решения, принятые её сотрудниками не подлежат какой либо судебной, прокурорской, президентской или какой-либо другой проверке и опротестованию. В чем суть, зачем им это?

Посмотрев на закон немного более детально, видим, что предостережение полезно ФСБ тем, что закон предусматривает возможность публикации этого предостережения в СМИ без информирования лица, которому оно выносится, а также предусматривает возможность вызова лица в соответствующие органы. То есть, по любой причине, которую сама ФСБ найдет достаточной, любого человека и любую организацию можно опорочить в СМИ, или притащить на разговор в контору. Тем, кто занимается бизнесом, особенно тем, кто строит отношения с европейскими и американскими компаниями, не надо объяснять чего их бизнесу будет стоить публикация в СМИ, от имени ФСБ, связывающая их компанию с террористами или орг.преступностью. Легким движением руки, ФСБ получает возможность разрушить репутацию любого предприятия — и это предприятие, насколько я понимаю, даже не будет иметь правовой базы, чтобы осудить такую публикацию как клевету.

Представление об устранении причин, в свою очередь, это более жесткий вариант давления: если закон будет принят, ФСБ получит возможность определить любой факт как «создающий причины угрозы безопасности», и потребовать его изменения. Например, сказать владельцу заправки, что размещение им горючих материалов — создает условия для угроз безопасности, и ему надо их переместить. Сказать редактору газеты, что определенная статья создает причины угроз безопасности, и её надо убрать. Впрочем, сказать все это они могут и сейчас, зато теперь предлагается добавить следующее: «представление является обязательным для исполнения. Невыполнение содержащихся в представлении требований влечет ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.» Соответствующее законодательство, которое тоже предлагается создать, предусматривает административный арест на срок до 15 суток. Ещё раз напомню, что никакой правовой базы для опротестования решений ФСБ ни предлагаемый закон, ни существующие законы не содержат, то есть если закон будет принят, любой суд будет обязан назначить административное наказание за невыполнение требований, в чем бы они не заключались. Если, конечно, эти требования подкреплены утверждением, что их исполнение действительно, по мнению ФСБ, является необходимым для устранения причин и условий возникновения угроз безопасности. О том насколько неприятными могут быть сделаны 15 суток ареста писать не к чему: большая часть людей пойдёт на серьёзные уступки, чтобы избежать ареста, даже если бы он проходил в неплохом отеле.

Какова цель предоставления этих рычагов давления? Обратимся к пояснительной записке, сопровождающей закон:


Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность

То есть о том, что готовятся прессовать СМИ законотворцы говорят открыто. Напомню, что закон появился вскоре после терактов в Москве, освещение которых вызвало недовольство у спикера Думы Грызлова — настолько, что он предположил, что Ведомости и МК каким-то образом координируют свои действия с террористами и пособничают им. «Если мы проанализируем три этих источника [статьи в МК, Ведомостях и видео-заявление Доку Умарова], то увидим, что они фактически варились в одном соку«, сказал Грызлов. Обе газеты в ответ подали иск о защите деловой репутации, но они были отклонены. Представитель ответчика заключила следующее: «заявление Грызлова было не утверждением, а оценочным суждением, которое не может быть проверено на предмет соответствия действительности, а следовательно, не нуждается в доказательствах». Странно, что она не пошла дальше и не сказала, что статьи не варились в соку, так как были изначально набраны в электронном виде, а следовательно вариться в принципе не могли. Впрочем, новый закон об ФСБ в корне устранит такие неурядицы: если закон будет принят, подозрительные статьи будут не публично осуждаться Грызловым и вызывать иски, а служить основой для вынесения обязательных к исполнению требований по их удалению.

Любопытно отметить и другое: в процитированном выше фрагменте, авторы пояснительной записки сокрушались, что СМИ распространяют неверие в способность государства защитить своих граждан, но несколькими строкам ниже сами авторы отмечают, что:

по информации Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, в 2008 году в Российской Федерации зарегистрировано 460 преступлений экстремистской направленности, что на 29 процентов больше, чем в 2007 году. По данным ФСБ России, за 10 месяцев 2008 года на территории только Центрального федерального округа Российской Федерации зафиксировано 135 преступлений экстремистской направленности, что практически вдвое превышает показатели аналогичного периода 2007 года.

Единственный вывод, который напрашивается по поводу сочетания этих фрагментов, состоит в том, что авторам не терпится, видимо, вернуться в советские времена, когда такого рода статистика не допускалась в руки безалаберных и безответственных журналистов, а существовала лишь для специально обученных и отобранных людей. Либо авторы просто шизофреники, но хочется надеяться, что всё не так плохо — впрочем, галоперидол был прозорливо включен в список жизненно-необходимых и важнейших лекарственных средств, и теперь продается по доступной даже для депутатов цене.

Думаю, к этому моменту, суть закона поняли все. ФСБ получит возможность произвольно, без какого-либо существенного судебного контроля угрожать, публично порочить и арестовывать на краткие сроки любых не понравившихся сотрудникам людей. Многие скептики отметят что «все это и так уже есть». Действительно, многое есть. Действительно, сотрудники ФСБ и в рамках существующего права давят на предприятия, давят и на политических активистов. Но делается это подковерно, по этой же причине давить на СМИ службе не так просто, а прошаренные в праве активисты, как и обеспеченные бизнесмены, все-таки имеют средства правовой защиты от силового произвола. Сейчас ФСБ приходится каждый раз принимать решение: стоит ли добыча того, чтобы по-серьёзному нарушить закон. Если обсуждаемый законопроект все-таки будет принят, такого выбора стоять больше не будет. И пострадают от этого все.

Что делать в этой ситуации? Сложно сказать. У меня, честно, нет конкретного ответа, нет стратегии, следование которой обеспечило бы нам защиту от принятия этого бандитского «закона». В этом и есть проблема авторитаризма —я могу легко рассказать любому из высших чинов, чем этот закон повредит России и лично ему самому, что единственными бенефициарами будут мелкие сошки, использующие свою произвольную власть на местах. Разграбление предприятий ускорится, инвестиции ещё более сократятся, СМИ станут ещё более (куда уже) осторожными, тем самым ещё более отдаляя информационное пространство от реальности, ещё более ухудшая качество принимаемых сверху решений. Всё это банальные истины. Но их никто не услышит — такова суть российского режима. Но ничего не делать — тоже не ответ. Мы, народ, имеем обязательство, прежде всего перед самим собой, не идти молча на скотобойню, не давать другим людям идти на неё, не зная куда они идут, не давать другим вести нас, не зная куда они ведут — мы должны говорить.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: