Главная > РФ, Статьи, Чтиво > Затерявшиеся во времени

Затерявшиеся во времени


Русское движение сегодня до боли напоминает героев фильма «Назад в будущее», попавших не в то время.

Любое политическое движение имеет какие-то истоки или, во всяком случае, декларирует таковые. Будь то работы мыслителей прошлого или исторические объединения, события, но «истоки» всегда присутствуют. Однако обычно эти исторические истоки, эта отправная точка присутствует в виде неких идеологических постулатов и упоминаний.

Странно выглядели бы, например, либералы, которые собирались на свои мероприятия в цилиндрах и сюртуках покроя конца XIX века. Не менее удивительно выглядели бы коммунисты, одетые в сапоги и папахи. Для коммунистов и либералов как будто бы всё ясно: век (или более) тому назад у них были идеологические предшественники. Их одеяния, их образ жизни сегодня не оказывает ни малейшего влиянии на продолжателей их политических идей. В XXI веке они присутствуют исключительно в качестве теоретических текстов.

Совсем иное — русское движение. Тут нет места теоретическим работам. И не то, чтобы их не было в прошлом. Тот же Иван Ильин написал в первой половине XX века работ не менее, чем на пару десятков томов. Но кто из нынешних русских активистов читает эти работы, тем более обсуждает их? Зато нет ничего слаще для русского патриота (или русского националиста, если угодно), чем облачиться в какой-нибудь наряд дней минувших.

Вот как раз о нарядах и поведенческих стереотипах хочется поговорить немного подробнее. Наряды эти и модели поведения требуют отдельного рассмотрения, ибо именно они в первую очередь создают ощущение преддверия какого-то Хеллоуина, неотъемлемой частью которого является маскарад.

Возможно проблема современного русского движения заключается в том, что оно всё выпестовалось из общества «Память». В конце 80-х годов прошлого века была не одна «Память», а несколько. Самая известная, конечно, это НПФ «Память» Дмитрия Васильева. Но вне зависимости от лидера, все эти «Памяти» тяготели к белогвардейско-казачьей эстетике: гимнастёрки, сапоги гармошкой, характерного вида фуражки. И неистребимая тяга к чёрной униформе с адамовой головой.

 

Новое движение, движение несущее новые идеи, идеи, которые должны дать новый толчок развитию белой цивилизации, должно выглядеть по новому.

Эта чёрная униформа вообще стала навязчивой идеей современного правого движения. Ибо с одной стороны красиво, с другой — символизирует некую преемственность. Однако не совсем понятно преемственность с чем, поскольку чёрная униформа и адамова голова символизирует как минимум два пласта исторических формирований: белогвардейцев (марковцев и корниловцев) и чёрный орден СС. Да и итальянские фашисты ходили именно в чёрной униформе (правда, без пиратского черепа с костями). Причём в своём кругу, не публично, каждый (или почти каждый), кто причисляет себя к русским националистам, с симпатией отзывается и о тех, и о других. Греет душу русского националиста чёрная форма. Ибо символизирует нечто бесстрашное, жестокое и самоотверженное. В связи с чем на любом массовом русском мероприятии в обязательном порядке будут присутствовать люди в чёрной униформе с черепом и костями на шевроне или на кокарде.

Чёрная форма, чёрная сотня… Ещё один символ преемственности. Как известно, кризис 1992 года в «Памяти» Васильева привёл к отпочковыванию от неё ряда организаций. Самая известная — это конечно же РНЕ Александра Баркашова. Их заметили сразу же благодаря чёрной форме, стилизованной под форму итальянских фашистов с элементами формы гитлеровских штурмовиков — красная повязка с легко читаемой свастикой.

Красная повязка а-ля НСДАП также, кстати, любима русскими националистами. Например, на последнем Русском марше (4 ноября 2010 года) в Москве бросались в глаза некие люди с красными повязками, на которых в белом круге была изображена чёрная фасция — символ итальянского фашизма. Месседж был понят как надо: вместо фасции конечно же авторы «дизайна» хотели бы разместить свастику, но поскольку публичная демонстрация свастики запрещена российским законом, авторы повязки нацистскую свастику заменили на идеологически близкую фашистскую фасцию. Чем, кстати, сразу же убили энергетику и динамизм повязки НСДАП, превратив её в дешёвое унылое эпигонство, свидетельствующее о полном отсутствии чувства стиля и малейших проблесков креативности.

Другая, известная в своё время, отколовшаяся от «Памяти» организация, отбросила заигрывание с фашизмом и нацизмом, полностью погрязнув в изготовлении карикатуры на русское охранительное дореволюционное движение, получившее в своё время от революционеров оскорбительную кличку — черносотенцы. Чтобы ни у кого не оставалось ни малейшего сомнения, лидер организации — Александр Штильмарк, — эту некогда обидную кличку вынес в название организации — «Чёрная сотня». Тут тоже не было недостатка в чёрных мундирах а-ля не пойми что, черепах и костях, сапогах в гармошку и героических позах.

Первое публичное мероприятие «Чёрной сотни» в московском кинотеатре «Новороссийск» зимой 1992 года вызвало небывалый аншлаг. Русские патриоты, среди которых чуть ли не добрую половину составляли люди в казачьей форме, штурмовали кинотеатр, словно концерт западной рок-звезды. Название организации и чёрный мундир Александра Штильмарка как бы намекал. И намёк был дешифрован. Однако внутри зала воинственность собравшихся применения не нашла. Послушав исконную версию песни «Смело мы в бой пойдём…» («…за Русь святую»), зрители стали внимать приглашённым русским писателям и прочим деятелям культуры. Собственно, это был обыкновенный вечер встреч с русским уклоном. Не более.

Это, кстати, вообще очень характерно для многих русских организаций: пытаться завлечь на свои мероприятия пассионариев воинственным видом своих одеяний и знамён, но затем укутывать собравшихся в ватное одеяло общих, ни к чему не обязывающих речей о «гибнущей Руси-матушке» и утверждениями, что «наша прямая обязанность нести русскому народу разъяснение происходящей ситуации».

С тех пор так и пошло, что русское движение в основном балансирует между двумя, заданными РНЕ и «Чёрной сотней» межевыми столбами: русским белогвардейским черносотенством — с обязательными бело-казачьими атрибутами и нередкими монархическими реминисценциями, — и фашистско-нацистской эстетикой. Причём вторая составляющая — фашистско-нацистская, обычно лишь внешний атрибут, а внутри подобные организации представляют из себя старый добрый бесхребетный и довольно унылый национал-патриотизм лукошного разлива. Этакое подмигивание потенциальным неофитам: «мы, знаешь, из этих, которые маршировали со вскинутой рукой по проспектам столиц Европы, мы сильные, приходи к нам».

Первый межевой столб в итоге оформился в «воссозданную» организацию, которая, не мудрствуя лукаво, просто взяла название дореволюционной организации — Союз Русского Народа (возглавляемый скульптором Вячеславом Клыковым). Курьёзность ситуации заключается в том, что дореволюционный Союз Русского Народа был создан властью для защиты монархической формы правления от революции. Нынешний Союз Русского Народа, напротив, декларирует (на словах) полное неприятие власти, клеймит власть как антирусскую и антихристианскую, постулирует необходимость замены этой власти на власть «истинно русскую».

Это противоречие вообще очень характерно для современного национал-патриотизма: полностью, до мельчайших деталей, копирование охранительных черносотенных дореволюционных организаций и при этом декларирование своей революционности и нацеливание — опять же, на словах, — на борьбу с властью.

Начало XXI века для русского движения было связано с выходом на авансцену нового поколения, которое в 90-х годах играло роль пехоты или статистов. Удивительным образом выяснилось, что «Память» Васильева каким-то чудом дожила до XXI века и даже из неё вылупилась ещё одна организация — ДПНИ Александра Белова.

Что касается РНЕ, то её фиглярство с фашистско-нацистской эстетикой при национал-патриотической сущности не могла закончится ничем иным, кроме саморазрушения. В итоге через 10 лет после того, как РНЕ вылупилась из «Памяти», из неё самой вылупился целый выводок организаций, самой известной из которых стал «Славянский Союз» Дмитрия Дёмушкина, который сделал ещё один шаг в сторону эстетики Третьего Рейха, дополнив название организации уточнением «Национал-социалистическое движение».

Попутно была произведена попытка на развалинах РНЕ создать национал-патриотическую партию — НДПР, которую после длительных пертурбаций возглавили Борис Миронов, Александр Севастьянов и — каким-то чудом — Станислав Терехов коммунистической окраски. Впрочем, в итоге остался только Александр Севастьянов, который в качестве председателя на несколько лет пережил саму партию. Проблемы НДПР была не в лидерах как таковых (как можно было бы подумать), а в том, что в начале XXI века строили типичную национал-патриотическую партию начала 90-х.

Если вернуться к использованию эстетики Третьего Рейха, то довело до апогея идею использования не только эстетики, но и политической практики НСДАП ещё одна организация — НСО Дмитрия Румянцева, который хотя в РНЕ никогда и не состоял, но зато костяк организации составили выходцы именно из РНЕ. Как говорится, круг замкнулся.

ДПНИ и НСО попытались выйти за границы этого заколдованного круга: черносотенно-белогвардейского почвенничества и оторванной от содержания эстетизации артефактов Третьего Рейха. ДПНИ попыталось выстроить националистическую организацию европейского «цивилизованного» типа, а НСО, с буквальной точностью скопировав организационные приёмы НСДАП, начала творческое осмысление идеологического и политического наследия Третьего Рейха. Вектор развития обоих организаций был предельно ясен. ДПНИ пыталась создать русский аналог Национального фронта Ле Пена, а НСО — русский аналог НСДАП. И не то чтобы цели эти были совершенно недостижимы, но ошибка заключалась в том, что решительно порвав с сусальными традициями национал-патриотизма 90-х годов, эти организации не смогли также решительно порвать с «массовой базой», из которой традиционно производился рекрутинг. А «массовая база», собственно, осталось той же самой: со своими эстетическими пристрастиями, сформированными ещё в первой трети XX века. Представители этого слоя общества хотят, собственно, отвести душу в разговорах про «русских обижают» и «когда мы возьмём власть» или — другой фланг — покричать «зиг хайль» в своём кругу, повзбрасывать руку в фашистском приветствии и помахать флагом со свастикой. Иное их, в принципе, не интересует.

В итоге ДПНИ пустилась во все нелёгкие тактических союзов с представителями совершено разных политических сил — от «националистов во власти» (Савельев, Рогозин) до «русских сталинистов в КПРФ» и даже таких экзотических персонажей, как «националисты» в «Яблоке» (Навальный). НСО же максимально радикализировалось, превращаясь в секту, и сделало себе политическое харакири. Следует признать, что ни ДПНИ, ни тем более НСО новых людей за пределами очерченного русского патриотического круга (во всех его ипостасях) не смогли к себе привлечь. НСО (и всех его подражателей) сегодня нет. А ДПНИ, если судить по Русскому маршу-2010, возвращается в состояние типичной национал-патриотической организации.

Если посмотреть на Русский марш-2010 и в ещё большей степени на митинг возле памятника Грибоедову, состоявшийся в апреле этого же года, то возникает странное дежавю. Такое ощущение, что снято всё это где-то году в 1992-м, и плёнка прокручивается всё снова и снова по сотому кругу. Все те же персонажи, с горящими глазами сующие прохожим «Протоколы сионских мудрецов», которых словно заморозили в 1992 году и только что откопали; всё те же лозунги; всё те же организационные формы и всё та же идеологическая пустота в совокупности с громкими обещаниями взять власть и наказать обидчиков.

Конечно, появилась молодая поросль, которая шарахается от национал-патриотов, как от огня. В «узких кругах» появилось понимание того, что хотим мы этого или нет, но поскольку Россия интегрирована в мировой глобалистский процесс (пусть он сколько угодно неприятен), то и политическая организация точно также должна соответствовать общецивилизационным представлениям о политической организации, как упаковка коммерческого товара или рекламная продукция. Сколь бы красива не была форма марковцев или подразделений СС, но она была красива для своего времени. Форма эта была внешним атрибутом внутреннего содержания. Не буду вдаваться в детали расшифровки белогвардейской или эсесовской символики. Но совершенно очевидно, что это была символика, рождённая другой традицией и другими политическим реалиями. Марковец в чёрной форме и сапогах, органичен и мужественен. Современный «чёрносотенец» в чёрной униформе и тех же сапогах на улицах с неоновой рекламой выглядит как ряженый или как умалишённый.

Новое движение, движение несущее новые идеи, идеи, которые должны дать новый толчок развитию белой цивилизации, должно выглядеть по новому. При этом, разумеется, эстетика должна быть единой. Не должно быть эклектики. Не должно массовое мероприятие людей, которые утверждают, что будущее принадлежит им, выглядеть так, словно это посланцы из прошлого, предъявляющие свои странные претензии на настоящее. Не может человек, который ходит в сапогах гармошкой, претендовать на то, чтобы за ним пошли люди, ездящие на «Фордах» и имеющие в своём распоряжении iPod’ы. И уж само собой, новая русская политическая организация сможет появиться только тогда, когда люди, которые поставят перед собой задачу по построению такой организации, не решат радикально выйти за границы той «массовой» базы, из которой обычно черпают кадровый состав все русские националистические организации.

Ну а пока… Пока понимание этих простых истин не овладело наиболее активными русскими людьми, мы и дальше будем любоваться русским вариантом костюмированного Хэллоуина или любительским римейком фильма «Назад в будущее» в стиле а-ля-рюс. Будущее? С этим точно не сюда.

Источник

 

Реклама
Рубрики:РФ, Статьи, Чтиво
  1. Григорий Будяков
    12/04/2011 в 16:52

    Хочется взять и уибать.

  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: