Главная > История, РФ, Статьи, Чтиво, русская диаспора > Россия — это зло. Россия — это зло в его чистом, беспримесном виде

Россия — это зло. Россия — это зло в его чистом, беспримесном виде


Юрий Нестеренко разжигает и призывает валить из царства тьмы — рашеньки…

Россия — это зло. Россия — это зло в его чистом, беспримесном виде.
Увы. Приходится признать, что этот тезис, на первый взгляд кажущийся одной из самых грубых и грязных подмен в общем потоке льющегося сверху вранья — на самом деле соответствует действительности. Они действительно и есть Россия. Точнее — одна из неразрывных ее составляющих. Вторая — тот самый народ, а если называть вещи своими именами — рабско-холуйская биомасса, поддерживающая, питающая и исправно порождающая их вот уже восемь столетий. Государство, которое мы ненавидим — и ненавидим совершенно справедливо — не прилетело с Марса и не выползло из преисподней. Оно порождено — и на протяжении всей своей истории неизбежнно воспроизводится в различных, но неизменно уродливых формах — этой страной и этим народом. И больше обвинить попросту некого…

…И дело не в конкретных пороках тех или иных исторических личностей. В конце концов, даже один из самых омерзительных монстров в мировой истории — Иоанн Грозный — начинал, как реформатор… Дело в том, что Россия — это безнадежное болото, в котором вязнут любые, самые светлые и прогрессивные начинания. Это страна, народ которой — за редчайшим исключением — испытывает искреннюю ненависть и отвращение к свободе, причем, вопреки тезису Маркса, в первую очередь — к своей собственной, а уже только потом и как следствие — к чужой. Народ, глубоко презирающий чувство собственного достоинства, интеллект («ишь, умный выискался!»), вообще личность как таковую, ненавидящий всякого, кто выбивается из среднестадного уровня (причем успех, достигнутый талантом и трудом, вызывает куда более злобную зависть, чем простое везение типа выигрыша в лотерею), считающий пороком само желание жить независимо и в достатке — а добродетелями, соответственно, тупую стадность и покорность («тебе чего, больше всех надо?!»), готовность жить в дерьме и грязи (что служит предметом особой извращенной гордости!) и, не рассуждая, жертвовать собой во имя малого стада — общины и большого стада — Империи (никогда и ничего хорошего этому народу не делавшей, а лишь век от века разбухавшей на его крови). Народ, совершенно искренне обожающий тиранов (как собственных, так и чужих), причем чем они более жестоки и кровавы, тем большей заслуживают симпатии! (Показательно, кстати, уже само прозвание «Иван Грозный». На западные языки оно попросту непереводимо! Там этого исторического персонажа называют «Иван Ужасный», что, согласитесь, имеет совершенно другой — и куда более адекватный — смысл. Русское же «грозный» выражает вовсе не ужас перед кровопийцей, а уважение и даже восхищение его жестокостью!) Народ даже не просто рабов, ибо рабам все же свойственно хоть иногда мечтать о свободе, но именно холуев, мечтающих лишь о хорошем хозяине — причем под «хорошим» понимается вовсе не доброта, а как раз наоборот — способность внушать страх как соседям, так и своим («наш-то крут! у него не забалуешь!»), причем эта гордость собственной поротой задницей и битой мордой (какая еще страна измеряет свои военные заслуги размерами понесенных ею потерь?!) сочетается со всегдашней готовностью этого хозяина обмануть и обворовать по мелочи. Это даже не «поработите нас, но накормите», по Достоевскому; это — «поработите нас, а заодно и всех окружающих, чтоб им неповадно было! а мы ради такого дела и поголодать готовые!»…

…Именно сейчас диагноз, он же приговор, стал окончательным и безнадежным. Потому что последняя попытка качественно отличалась от всех предыдущих. Ни одна из прошлых модернизаций сверху, не говоря уже о бунтах снизу, народу свободы не давала. Некоторые послабления, не более чем. В 1990-е же реальная свобода была. Не было много чего другого, но свобода — была. И расцвет негосударственных СМИ, и свобода митингов, и достаточно честные выборы (безусловно — далеко не идеальные, но по сравнению с…), и реальная многопартийность — словом, все, о чем сейчас мечтает оппозиция, у народа УЖЕ БЫЛО. А главное — был широкий доступ к информации… И вот — этот самый народ, имея все это, САМ, ДОБРОВОЛЬНО спустил все свои свободы в путинский сортир, обеспечивает злобным кремлевским карликам рейтинг за 70% (взлетающий еще выше при каждой имперской отрыжке — особенно показательна была в этом смысле варварская агрессия против Грузии), послушно голосует за ВПОПЕРОС (Всероссийскую политическую партию «Единая Россия»; да, конечно, масштабные фальсификации — но все-таки цифры накручиваются не в разы и тем более не на порядки), вовсю ностальгирует по СССР («прелести» которого большинство из этих людей должно помнить лично!), считает слово «демократ» ругательным, люто ненавидит США, Европу, НАТО и всех, кто им симпатизирует (в особенности — вырвавшиеся из когтей «Большого брата» бывшие колонии) и практически избирает Сталина, уничтожившего больше русских, чем все внешние враги за всю историю (да, да — и гигантские потери во Второй мировой тоже в первую очередь на его совести) — «лицом России». Последнее, кстати, было бы как раз вполне адекватным — какая страна, такое и лицо. Впрочем, «святой благоверный» ордынский прихвостень Александр Невский, резавший уши и носы своим «несогласным» — тоже символ вполне достойный…

…Есть другие, разумные и адекватные русские. Но их не 30 и не 20 процентов, их — считанные единицы. Ибо не поддерживать нынешнюю кремлядь само по себе еще не значит быть приличным и вменяемым; это необходимое, но далеко, далеко не достаточное условие. Во-первых, огромное количество «не поддерживающих» не в состоянии поддерживать вообще никого — даже себя на своих ногах. Политика для них — слишком сложные материи, а интересы не простираются дальше очередной бутылки водки. Во-вторых, даже если взглянуть на идейную оппозицию — из кого она состоит? По большей части либо из все тех же совков-сталинистов, либо из дремучих имперцев черносотенного толка. Те и другие, при всем их теоретическом антагонизме, похожи друг на друга, как отражение в зеркале, где левое и правое меняется местами. Для тех и других высшей — и притом совершенно бессмысленной, не обоснованной никакими разумными соображениями, а просто постулируемой — ценностью является империя (как бы она ни называлась), государство гигантского размера (чем больше, тем лучше) и гигантской мощи (ничему, кроме дальнейшего увеличения все тех же размеров и мощи и запугивания как остального мира, так и собственного населения, не служащей). Эта империя существует вовсе не для того, чтобы обеспечить народу сытую и свободную жизнь — напротив, само стремление к такой жизни презирается и клеймится, как бездуховность и предательство, личность низводится до положения винтика, для которого высшим счастьем (и долгом) является принести себя в жертву все тому же имперскому монстру (опять-таки неважно, называется это коллективизмом или общинностью и соборностью). Во главе империи стоит сакрализованный вождь, имеющий право на любой беспредел по отношению к своим подданным (не говоря уже о других народах) ради «величия державы» — и, как уже было сказано, чем более он жесток и кровав, тем большее почтение вызывает… Люди в империи ценятся настолько низко, что даже ее пресловутое расширение мыслится в категориях территории, а не населения; угробить миллион-другой человек, чтобы приобрести — или не отпустить — очередной клочок земли, пусть даже дикой и мало пригодной для жизни — это достойное великого правителя деяние, а вот вождь, поступающий наоборот, отказывающийся от территориальных притязаний ради предотвращения войны и сбережения жизней, мигом утрачивает свою сакральность и становится «предателем национальных интересов». Отсюда зоологическая ненависть обоих лагерей к Горбачеву и, в особенности, Ельцину; Путин, по их мнению, конечно, лучше, но все же недостаточно кровожаден, недостаточно активно восстанавливает Советский Союз …

…Вообще, главная беда даже не в том, что Россия на протяжении всей своей истории была — и остается — империей зла, а в том, что это империя именно бессмысленного, иррационального зла (и, собственно, именно поэтому это зло и достигало таких масштабов; никакие рациональные цели не требуют таких гигантских жертв). Интуиция опять восстает против этого тезиса — мол, такие «царства тьмы» бывают только в фэнтези, но не в реальном мире. Увы, увы — не только в фэнтези! (Хотя, кстати, тяга к мистике у наиболее рьяных апологетов Российской империи типа Дугина показательна.) Та же пресловутая страсть к территориальному расширению имела вполне конкретный смысл для Орды, состоявшей из кочевников (потребность в новых пастбищах) — но для оседлого народа, тем более такого, как русский (то есть отнюдь не задыхающегося от недостатка территории), это чистое безумие. Вместо того, чтобы осваивать и обустраивать «великую и обильную» территорию исходной Руси — бросив нерешенными домашние проблемы, напрягая все силы, ломиться черт знает куда, платя кровью и нищетой за захват все новых земель, часто бесплодных, малопригодных для жизни и требующих колоссальных усилий для их удержания. С такой же тупой самоубийственной бессмысленностью разрастается раковая опухоль…

… При этом, на протяжении всей своей истории паразитируя на Европе (напомню, что даже для строительства московского Кремля и православных соборов «Золотого кольца» пришлось приглашать итальянских архитекторов — о Петербурге уж и не говорю, а воевали московские цари при помощи европейских наемников — «полков иноземного строя»), русские считают хорошим тоном Европу презирать, заявляя с кичливой гордостью (!) «что русскому здорово — немцу смерть». Вот уж, действительно, фэнтези: так говорить о себе — «что нам хорошо — другим плохо, и мы этим гордимся» — могли бы только какие-нибудь мордорские орки… (Вообще, хоть Толкин и открещивался от параллелей с реальным миром, не раз уже мелькавшая в оппозиционном интернете аналогия «Россия — Мордор» на удивление точна: как орки были сделаны силами зла из захваченных эльфов, так и из некогда гордых и свободных жителей доордынской Руси под бременем сперва ордынской, а потом «родной» тирании получились жуткие россияне.)…

…Российскому государству удалось лишь одно несомненное достижение, над которым веками бились философы и моралисты: оно дало миру простой и четкий критерий Добра и Зла. А именно, если Россия что-то искренне, не для проформы, одобряет и поддерживает — значит, это зло. Если же она выступает резко против чего-либо — значит, это добро…

…Что же, в свете всего вышесказанного, делать нам — тем русским, что являются редким исключением из общего правила, не пораженным имперской болезнью, уцелевшим после нескольких веков отрицательной селекции сторонникам европейских ценностей — свободы, разума, индивидуализма? Перестать тешить себя несбыточными надеждами и признать, наконец, реальность. Нашим врагом является не только кремлевский режим. Нашим врагом — и врагом всего свободного мира, всей западной цивилизации, всех принципов, которые нам дороги — является Россия как таковая. Дело не в конкретных злобных недомерках на троне и даже не в конкретном общественно-политическом устройстве. Россия остается и останется злом при всех режимах и любых правителях. Зло в самой ее сути, и потому бессмысленны любые попытки ее «исправить», «улучшить», «освободить», «спасти». Россия — это не то, ЧТО следует спасать, а то, ОТ ЧЕГО следует спасать. Спасать всех, кого можно спасти, начиная с самих себя. Таким образом, эмиграция является единственным разумным выходом. Хватит уже гробить свои жизни на то, чтобы стать удобрением для российской грязи, на которой все равно не вырастет ничего, кроме чертополоха…Уезжайте ради самих себя; у кого есть или планируются дети — тем более, вы просто обязаны спасти их от этой проклятой страны. Они никогда не простят вам, зная, что вы могли уехать и не уехали. А вы никогда не простите себе, глядя, как тупые российские жернова перемалывают их жизни следом за вашими…

…А нашим символом должен стать не византийский двухголовый мутант (вот ведь тоже «мордорство» — избрать национальной эмблемой нежизнеспособного урода!), а Поросенок Петр. Тем более что угонять трактор (или самолет) нет никакой необходимости. Границы пока еще открыты…

полностью тут

Ю́рий Леони́дович Нестере́нко — российский писатель и поэт. Родился 9 октября 1972 в Москве. Окончил факультет кибернетики МИФИ с красным дипломом. В 2010 году эмигрировал из России, попросив политического убежища в США.

 

Реклама
  1. Иван
    08/01/2011 в 22:34

    Такой вот высер порождает ожидаемую фразу — вот и скатертью дорожка… это, если вежливо. Я давно говорю. Не нравится — границы открыты. А от кого он убежище попросил? За ним кто то охотился? Он что то новое сказал?

  2. Illuminatus
    12/01/2011 в 07:11

    реакция общества на статью Нестеренко лишний раз подтверждает его полную правоту…

  3. фросинья
    21/04/2011 в 13:27

    не понимаю, что здесь, собственно, обсуждать. правильно сделал саакашвили -все грузины уехавшие из страны добровольно не считаются более согражданами со всеми юридическими и финансовыми последствиями, и в россии надо так сделать, а то сын хрущева, внучка хрущева и все многочисленные родственники душегубов приезжают сюда и имеют наглость нас учить, а г-н нестеренко имеет родственников — смердяков, например или лакей г-жи раневской, всегда были, есть и будут, таких «европейцев» не говорящих ни на одном европейском языке у нас хоть с кашей ешь, а мифи, по его мнению, тоже продукт этого дикого народа?

  4. vov
    07/04/2014 в 15:49

    сам автор написал 800 лет не любим Россию за то русские дадут задтрещину и лет50 любят

  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: