Главная > Антиислам, Антикоммунизм, Германия, Интервью, Статьи, Чтиво > Немецкий Герт Вилдерс. Статья из журнала «Шпигель», 6 января 2011 года

Немецкий Герт Вилдерс. Статья из журнала «Шпигель», 6 января 2011 года


30.35 КБ

Статья Йохана-Мартина Гутча, посвящённая новой политической организации на немецкой политической сцене — партии «Свобода». Сразу стоит отметить,что по причине излишней толерантности немецких СМИ, в статье есть некоторые передёргивания и манипуляции, но в целом материал весьма интересный и добротный.

Бывший член Христианско-демократического союза канцлера Ангелы Меркель создал партию для привлечения избирателей, восторгающихся Тило Саррацином и разочарованных в уже существующих немецких партиях. Партия Die Freiheit (Свобода) берлинского политика Рене Штадткевица собирается использовать страх перед исламом для достижения своих политических целей.
52 мужчины и женщины, заседающие в конференц-зале в гостинице «Маритим» в берлинском районе Тиргартен, были полны решимости не привлекать к себе особого внимания. Никому не было известно время и место заседания. Это было сделано с целью предотвратить появление журналистов и протестующих. Единственным гостем со стороны был Даниэль Пайпс, американский писатель, критик ислама и советник бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, который случайно оказался в городе.

Отель «Маритим» располагается на Штауффенбергштрассе, недалеко от Музея немецкого Сопротивления. По всей видимости, такое совпадение не случайно. Как и потенциальный убийца Гитлера, Клаус фон Штауффенберг, в честь которого названа улица, участники собрания хотят защитить Германию от того, что они считают надвигающейся катастрофой. Группа подготовила устав и обсудила 77-страничную партийную платформу, которая включает в себя такие заявления, как: «Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы противостоять исламизации нашей страны».

Они дали своей партии возвышенное имя, ради которого стоит бороться: «Свобода».

Участники собрания выбрали в качестве председателя партии невзрачного человека с короткой стрижкой и грустными глазами, 45-летнего менеджера компании, специализирующейся в области систем сигнализации и охранных технологий, члена берлинского парламента – Рене Штадткевица.

Несколько недель спустя Штадткевиц, бывший член правоцентристской партии ХДС, сидит за рулём своего BMW 5 серии. Этим холодным ноябрьским утром видно, как очертания Берлина исчезают в зеркале заднего вида. Первой, наиболее заметной особенностью Штадткевица является его голос, такой тёплый, насыщенный бас часто встречаются среди дикторов радиостанций, передающих классическую музыку. Но, несмотря на привлекательный голос, слова, исходящие из его уст, теряют вес из-за своей странности.

«Если мы не будем делать правильные вещи в области демографии, то мы будем иметь Алжир в Берлине уже в скором времени. Ислам всегда был религией завоевания.» – говорит Штадткевиц своим хриплым басом, голосом заядлого курильщика, наполняющего свои лёгкие сигаретным дымом каждые 2 часа. Речь идёт о поездке в Ветцлар в западной земле Гессен, но к вечеру Штадткевиц планирует вернуться в Берлин. Его день будет состоять из более чем 1000 километров пути, политических встреч и пресс-конференции.

Штадткевиц поспешно едет по автобану.

«Это пресс-конференция, не так ли, Марк?» – спрашивает он.

Вопрос направлен к человеку, сидящему у него за спиной — 33-хлетнему Марку Доллу, учителю, в последние 15 лет являющемуся вегетарианцем. Он, имеющий честное лицо и аккуратно уложенные волосы, является заместителем председателя партии.

«Да, Рене, насколько я знаю.» – Говорит Долл.

Штадткевиц удовлетворённо кивает. События в Ветцларе выглядят многообещающе. Несколько членов местного отделения либеральной Свободной демократической партии (СвДП) намерены присоединиться к «Свободе». Штадткевиц не знает этих людей, он общался с ними только по электронной почте и телефону. Но если члены СвДП действительно побегут в его новую партию, это будет удачный ход, который «вызовет много шума в Гессене, даже в СМИ», говорит Штадткевиц.

«Герт Вилдерс — великий демократ и либерал»

Это реклама, которая не может быть плохой для новой, практически неизвестной партии, в том числе и для её председателя Штадткевица, тоже малоизвестного: он, бывший член ХДС из Берлина, никогда не производил большого впечатления, как политик, никогда не занимал каких-то значительных позиций и не фигурировал в заголовках прессы. Штадткевиц – классический политик второго плана. Его единственное появление в СМИ представляет из себя несколько историй в берлинских газетах, обычно описывающих Штадткевица как правого популиста.

Но что это значит?

«Хорошо, кто подразумевается под правым популистом?» – спрашивает Штадткевиц, почёсывая голову.

Возможно, кто-то вроде голландского политика Герта Вилдерса?

«Это ерунда. Правый популист…Герт Вилдерс – великий демократ и либерал. Я его хорошо знаю».

Но Вилдерс говорит, что Коран должен быть запрещён, так же как «Майн Кампф» Гитлера.

«Ну, Вилдерс иногда преувеличивает», говорит Штадткевиц. «Но порой вы должны держать подобные вещи в голове. Внутренний отказ от ислама давно уже мнение большинства в Германии. Вы можете видеть это по дебатам о Саррацине».

Тило Саррацин, бывший член совета директоров Немецкого федерального банка, опубликовал книгу, в которой утверждал, что мусульман скоро будет больше, чем этнических немцев, и что из-за них происходит снижение интеллектуального уровня страны. Дебаты, вызванные книгой, оказали большое воздействие на Штадткевица. Ознакомившись с книгой Саррацина вскоре после того, как она была опубликована, Штадткевиц понял, что ему понравилось прочитанное. Он почувствовал воодушевление.

К тому времени, как он закончил читать книгу, в Германии уже шли жаркие дебаты – сначала о самой книге, а затем о более широком вопрос интеграции иммигрантов. Страстность дебатов удивила его, говорит Штадткевиц.

Иные дебаты о интеграции

Толстая и полная статистики книга – совсем не классическая формула для бестселлера. Тем не менее, кажется, она показала скрытые тенденции в немецкой психике.

Аналогичные дебаты были и в прошлом. Немецкие дебаты о интеграции похожи на ритуал, появляющийся с регулярностью вспышек герпеса. На этот раз, однако, дискуссия была сосредоточена вокруг одного пугала: мусульман.

Покупатели книги, а не политики, преобладают в сегодняшней дискуссии об интеграции. Сам акт покупки книги является изложением своей позиции, признанием того, что Саррацин был прав.

Факт, что сотни тысяч людей покупают книги, привёл Штадткевица к убеждению в том, что его молодая партия может иметь успех. Он осознал, что существует определённое течение в стране, и всё что он мог сделать – направить его в русло политического движения.

В течение нескольких недель с момента создания партия получила уже 6000 запросов о вступлении. Штадткевиц и его команда были перегружены и вряд ли могли реагировать на все запросы.

В опросе, сделанном по заказу левой газеты Berliner Zeitung, 24% жителей Берлина заявили, что они могут проголосовать за «партию, направленную против ислама». А опрос, проведённый исследовательской компанией Emnid, покзал, что 18% немцев проголосовали бы за партию Саррацина.

Партии Сарацина не существует.

Но есть партия под руководством Рене Штадткевица, владельца малого бизнеса из берлинского района Каров.

«Я всегда был недооценён»

Штадткевиц удивляется тому, как быстро набирает обороты проект, начавшийся с книги. Запросы о членстве проиходят со всех сторон: не только от членов СвДП из Ветцлара, но и от членов ХДС и левоцентристской СДПГ, от беспартийных избирателей, граждан, чувствующих разочарование, гнев и страх. Всё, что нужно сделать Штадткевицу – собрать их под одной крышей.

«Я всегда был недооценён» – говорит Штадткевиц, барабаня по рулю своего BMW. «В ХДС они думали: О, он никогда не будет делать этого. Таково было их отношение тогда, когда я вышел из партии, когда мы пригласили Вилдерса, и теперь, когда мы основали нашу партию».

Михаэль Браун, заместитель руководителя отделения ХДС в Берлине, говорит, что однажды настал момент, «когда Штадткевиц стал недоступен для нас. Он никого не слушал, когда дело доходило до вопроса об исламе. Это была какая-то радикализация, происходившая внутри него».

Курт Ванснер, представитель ХДС по вопросу интеграции в Берлине, говорит: «В конце концов, Рене интересовали только негативные аспекты вопроса об интеграции. Но те, кто сейчас определяет его как правого радикала, не справедливы по отношению к нему».

Штадткевиц говорит, что это был медленный процесс, который занял годы на поиск ответов «на вопросы, на которые никто не мог или не хотел ответить».

Штадткевиц вырос в Восточном Берлине, где в те годы не существовало ислама. После окончания средней школы он работал в фирме по сборке промышленных машин. В сентябре 1989 г. он бежал из Восточного Берлина на Запад через Венгрию, захватив с собой жену и двухлетнего сына. После падения Берлинской стены он вернулся домой. Вступление в ХДС в 1995 г. было продиктовано чувством благодарности по отношению к лидеру партии, канцлеру Гельмуту Колю за его роль в воссоединении Германии.

Протесты против мечети в Панкове

Штадткевиц стал председателем отделения ХДС в районе Панков, а несколько позже был избран депутатом берлинского парламента. Он имел репутацию сдержанного, старательного политика. Он занимался вопросами строительства и городского развития до 2005 г., когда ислам стал горячей темой.

Появились планы по строительству в его родном районе Панков мечети, которая должна была стать первой в Восточном Берлине. Но жители Панкова решительно выступили против мечети, организовали протест, сбор подписей. Началась битва против исламизации на окраине Берлина, и Штадткевиц стал лидером движения протеста.

Но почему?

Он сказал, что строительство мечети вызвало изменения в его жизни, разделив её на две части, так же как история Германии состоит из периодов: до и после падения Берлинской стены.

Штадткевиц углубился в чтение книг. Он прочитал Коран, и пришёл к выводу, что там «более 200 призывов к убийству неверных». Он читал книги таких критиков ислама, как Некла Келек, Айаан Хирси Али, Удо Ульфкотте (автор книги «Война в наших городах»), и многие другие. На сегодняшний день, по его словам, он прочитал по крайней мере 50 книг, критикующих ислам, и чем глубже он вникал в материал, тем больше становились его страхи.

Штадткевиц посещал районы проживания иммигрантов, такие как Нойкёльн и Веддинг, заходил в чайные и представлялся: «Привет, меня зовут Рене Штадткевиц, я являюсь членом городского парламента от ХДС».

Чего он надеялся достичь?

«Я хотел сравнить реальность с тем, что отображено в книгах» — говорит Штадткевиц. «Я хотел обсудить вопросы ислама и интеграции с мусульманами в их среде».

Ситуация должна выглядеть интересной: мусульмане и критик ислама, общающийся с ними посреди их общества, существующего параллельно немецкому . «Большинство из них не были особо заинтересованы в разговоре со мной. Это выглядело так, как будто я вторгся на иностранную территорию,» – сказал Штадткевиц.

Чего же он ожидал?

Штадткевиц пожимает плечами и говорит: «Ответов».

«Я ничего не имею против мусульман»

Товарищи по ХДС были раздражены его теориями об исламе. В то же время и сам Штадткевиц стал ощущать непонимание. Он критически отозвался о сдвиге партии влево, который произошёл во время руководства канцлера Ангелы Меркель. И, когда ХДС отменил мероприятие, посвящённое критике ислама и организованное Штадткевицем, он вышел из партии, хотя остался членом парламентской фракции. После этого он встретился с голландским политиком Гертом Вилдерсом в Гааге.

Штадткевиц, впечатлённый подходом Вилдерса, его политической позицией и оценкой ислама как опасной идеологии, наконец прояснил всё для себя. Он предложил Вилдерсу поучаствовать в мероприятии в Берлине, и Вилдерс принял приглашение. Вернувшись в Берлин, он был поставлен перед ультиматумом со стороны главы ХДС: либо Штадткевиц отказывается от приглашения Вилдерса, либо исключается из фракции. С тех пор он является независимым депутатом, не входящим в какую-либо парламентскую группу.

«Я ничего не имею против мусульман. Я делаю различия между мусульманами, религией ислама и исламской идеологией. Идеология опасна» – говорит Штадткевиц.

По пути в Вецлар он останавливается отдохнуть, и, становясь на парковку, достаёт сигарету из красной пачки Pall Mall. Несмотря на то, что некоторое время назад он перенёс инсульт, Штадткевиц так и не смог отказаться от курения.

На остановке он пьёт кофе, а Долл, выглядящий недовольным, есть бутерброд с сыром. Долл, родившийся в Гейдельберге в Западной Германии, живёт в Берлине уже несколько лет и до недавнего времени также был членом ХДС. В дополнение к тому, что он не курит и является вегетарианцем, Долл также является сторонником сыроедения. Он написал для программы партии раздел о внутренней безопасности, а также краткий раздел о политике в области здравоохранения. Вероятно, он был единственным, кто был заинтересован в этом вопросе.

«У меня есть знакомый врач, который хочет присоединиться к нашей партии» – говорит Долл, жуя бутерброд.

«Какой врач?» – спрашивает Штадткевиц.

«Обыкновенный врач общей практики. Но иногда он занимается этим».

«Чем этим?»

«Ну, например, бегает босиком. Это полезно для здоровья. Обувь вредна для наших ног, Рене».

«Бегает босиком, Марк?» – спрашивает Штадткевиц, глядя в свой кофе.

Затем они, курильщик и сыроед, продолжают своё путешествие через Тюрингию и Гессен. Они приезжают в Ветцлар в полдень, где Сабина Меркельбах и Йорг Бадер приветствуют их в отеле Бланкенфельд, в комнате со стенами бирюзового цвета.

Меркельбах миниатюрная, в некоторой мере мужеподобная женщина, а Бадер мужчина с чёрными волосами, которые выглядят крашеными. Меркельбах председатель местной организации СвДП и один раз участвовала в выборах в Бундестаг, а Бадер заместитель руководителя районной организации СвДП. Теперь Меркельбах и Бадер сидят по одну сторону стола, а напротив них Штадткевиц и Долл. Это выглядит так, как будто два перебежчика их СвДП пришли на прослушивание для получения роли в новой партии Штадткевица.

«Мы разочарованы» – говорит Меркельбах. «Очень расстроены» – соглашается Бадер.

Два политика говорят о причинах своего ухода из СвДП. Они отбарабанивают длинный список причин и политических разочарований: снижение налогов для владельцев гостиниц, роковой выбор президента, министр иностранных дел Гидо Вестервелле, участие в спасении греческой экономики, и, прежде всего, «измена всем либеральным принципам».

Штадткевиц задумчиво кивает, как будто бы он уже заранее знал, что они скажут.

«У меня есть ощущение, что дела в Германии идут не правильно», говорит Меркельбах. «Всё, что мы делаем это пытаемя настроить больную систему», добавляет Бадер. Меркельбах: «Везде всё гниёт. Мы должны понять, каковы наши ценности». Бадер: «В первую очередь мы должны думать о самих себе».

Меркельбах и Бадер, кажется, глядят в бездну, в которую они могут упасть в любой момент – и вся страна вместе с ними. Их слова отражают немецкое отношение к жизни в XXI веке, в котором будущее неопределённо, и есть ощущение, что дела идут не в гору.

«Есть некая тоска среди населения» – говорит Бадер.

Некая тоска.

Но по какой именно причине?

«Сейчас мы должны принимать контрмеры», говорит Штадткевиц, быстро вступивший в разговор и представивший основные элементы своей партийной программы: введение прямой демократии, основанной на «швейцарской модели», единой национальной системы образования, общественные работы вместо реформ системы Hartz IV, снижение налогов, новая политика интеграции и мораторий на иммиграцию.

Для Бадера то, что говорит Штадткевиц, «хорошо, очень хорошо», а Меркельбах, кажется, находится вне себя от радости и говорит, что согласна с «95 процентами» его аргументов. Кажется, что в этой маленькой комнате отеля с бирюзовыми стенами фигура Штадткевица выглядит всё более и более внушительно.

Сделать ксенофобию респектабльной

Меркельбах и Бадер смотрят на Штадткевица так, как будто бы он их большая белая надежда, ковбой, который вернётся в Берлин и положит конец сомнительным политическим мелочам, разрыву между политиками и гражданами и тёмным проискам политических партий. Прежде всего они видят в Штадткевице человека, который, в отличие от седого Саррацина, сможет сделать ксенофобию респектабельной.

Штадткевиц политик местного уровня, и это, вероятно, поможет его делу, потому что каждый хороший популист, вне зависимости от его политических взглядов, видит себя в качестве представителя обычных граждан, людей, выступающих против элиты и политиков, лишающих их прав, благополучия, ценностей и идентичности.

«Мы говорили о том, что вы предлагаете приостановить иммиграцию. Но что же нам делать с теми иммигрантами, которые уже здесь?» – осторожно спрашивает Меркельбах.

«Здесь есть проблема Russlanddeutsche (этнических немцев, родившихся в России). Она фактически вылилась в гетто в Ветцларе» – говорит Бадер.

Штадткевиц выглядит удивлённым. Его предмет – ислам, и он не ожидал, что придётся говорить о русских немцах и гетто в Ветцларе.

«Я могу предположить, что в тех случаях, когда они не интегрируются, мы должны отказывать в продлении вида на жительство», наконец отвечает Штадткевиц.

«Но мы не можем избавиться от некоторых из них, потому что они имеют немецкие паспорта», тихо говорит Меркельбах. «Как и казахи».

У Штадткевица нет вариантов решения казахского вопроса, и он переходит на другие темы: стремление Турции вступить в Евросоюз, которое должно быть остановлено, возобновляемые источники энергии, которые могли бы ликвидировать зависимость Германии от арабской нефти. После всего этого Штадткевиц говорит, что он голоден, и вместе с Долом отправляется в Burger King. Штадткевиц заказыает гамбургер, а Долл – вегетарианский бургер.

Превратить Германию в Швейцарию, только с меньшим количеством гор

Во второй половине дня, снова в отеле, Бадер и Меркельбах ставят столы вместе, тем самым образуя трибуну для пресс-конференции.

Штадткевиц торжественно объявляет, что Меркельбах и Бадер теперь на борту партии «Свобода», и что он попросил их создать организацию в земле Гессен.

«За что именно выступает ваша партия?» – спрашивает репортёр.

«Мы намерены охватить весь неэкстремистский спектр» – отвечает Долл.

«Мы хотим решать важнейшие проблемы современности» – говорит Штадткевиц.

Когда Штадткевиц говорит о своей партийной программе кажется, что он хочет, чтобы Германия превратилась в нечто, напоминающее Швейцарию, только с меньшим количеством гор. Он выступает за строгое иммиграционное законодательство, ускоренную депортацию, запрет на строительство минаретов и прямую демократию, осуществляемую через референдумы. Он критически относится к ЕС и стремится к построению страны, основанной на патриотизме, христианских и западных ценностях, в значительной степени свободной от мусульман, безопасной, богатой, и с ограниченным правительством. Он хочет изолировать страну от таких негативных явлений, как европейская бюрократия, глобализация, исламизм и иностранцы, пользующиеся преимуществами немецкой системы социального обеспечения.

Уже темно, и BMW Штадткевица едет по дороге в сторону Берлина. Он говорит, что долго и упорно думал, перед тем как взвалить на себя труд по основанию партии. Ведь в Германии уже была одная правопопулистская партия – «Партия закона и порядка», прозванная «Партией Шилла» (в честь её основателя Роберта Шилла, гамбургского судьи, создавшего её в 2000 году). Сначала для неё всё шло хорошо, но в итоге проект провалился. Эксперты и политологи сейчас говорят, что в Германии популистская партия может быть успешной только при наличии харизматического лидера.

Цель – привлечь избирателей-центристов

У Штадткевица нет невозмутимости Шилла, но зато он более целеустремлённый. Штадткевиц спокоен, вдумчив и не имеет отношения к нацистам. Этого может быть достаточно, чтобы привлечь избирателей, голосующих за центристов и не желающих быть связанными с крайне правыми.

Штадткевиц предпочёл бы управлять партией из-за кулис, в соответствии со своим изначальным планом.

«…Я хотел создать партию в сотрудничестве с Кирстен Хейзиг. Она должна была стать лицом партии, а я организатором. Мы познакомились, когда я вышел из ХДС, и она сказала мне: Рене, я не скажу «нет», если вы захотите развивать что-то своё. Мы продвинулись вперёд в сотрудничестве, провели встречи и начали планирование. Но затем последовали трагические события. В начале июля Хейзиг, берлинский судья по делам несовершеннолетних, была найдена повешенной в лесу Тегель. Она покончила с собой. Её книга, «Конец терпению», опубликованная посмертно, стала бестселлером».

«Такие, как Кирстен Хейзиг, приходят не часто», добавляет Штадткевиц.

Он пытался встретиться с Саррацином. Вначале это казалось перспективным, но теперь встреча вряд ли произойдёт. «На данный момент Саррацин не хочет говорить на эту тему», сказал Штадткевиц.

Поэтому остаются только Марк Долл, который дремлет на заднем сидении, и ещё несколько верных сторонников в Берлине.

Решающий момент – выборы в Берлине

Партия по-прежнему маленькая, но она растёт, особенно в Берлине и земле Северный Рейн – Вестфалия. К декабрю в ней состояло около 1000 человек. Существуют планы создания общегосударственной организации в ближайшие месяцы, и центральный офис работает над этим. Штадткевиц хотел бы, чтобы штаб-квартира располагалась в центре Берлина, но на данный момент группа проводит свои заседания в Райникендорфе, районе на северо-западе города.

Будущее партии определится в наступающем году, когда в Берлине пройдут местные выборы. «Это будет решающий момент. Если нам не удастся попасть в парламент, партия будет мертва», говорит Штадткевиц. Но он ожидает, что удастся получить «значительно больше, чем пять процентов голосов».

Он хотел бы, чтобы для ведения кампании была сильная фигура, видные лица. Но, по всей видимости, эту роль придётся играть ему самому. Штадткевиц хочет нанять тренера, чтобы тот показал ему, как правильно писать заявления, как попасть в новости и как набирать очки в качестве гостя на ток-шоу. «Я должен стать более жёстким, чётким и резким. Я должен уметь провоцировать, так же, как и Вилдерс».

Герт Вилдерс, герой европейского антиисламского движения, является образцом для подражания для Штадткевица, хоть он в этом и не признаётся. Тем не менее, он уже пользуется контактами Вилдерса. Штадткевиц уже сейчас является частью европейского движения. В декабре Вилдерс взял его в Израиль, вместе с Хайнцом-Христианом Штрахе, председателем «Австрийской партии свободы», бельгийским политиком Филиппом Девинтером из националистической партии «Фламандский интерес», Кентом Экеротом, представителем национальной и антиисламской партии «Шведские демократы». Группа встретилась с еврейскими поселенцами на западном берегу, посетила город Ашкелон в Секторе Газа, обсудила «стратегию борьбы с исламским терроризмом» и посетила израильский парламент, Кнессет. С израильской стороны их встречал Ариэль Шомер, глава Кабинета бывшего президента Эзера Вейцмана.

«Иерусалимская декларация»

Было не совсем ясно, что израильские консерваторы ожидали от Штадткевица и других партийных лидеров, возможно, они просто объединились перед лицом исламской угрозы. В ходе поездки делегация выпустила манифест под названием «Иерусалимская декларация». «После распада тоталитарных систем XX века человечество подвергается новой серьезной всемирной тоталитарной угрозе – угрозе фундаменталистского ислама. Мы рассматриваем это как часть всемирной борьбы защитников демократии и прав человека против тоталитарных систем и их приспешников и находимся на переднем фронте борьбы за западно-демократические ценности» – говорится в документе.

Штадткевиц начинает привлекать внимание не только в Израиле, но и в далёких Соединённых Штатах. Бывший кандидат в вице-президенты, Сара Пэйлин, послала свои наилучшие пожелания Штадткевицу и его делегации в Израиле, и в ближайшее время он может посетить Нью-Йорк. «Ещё ничего не известно», говорит Штадткевиц. Но в прошлом году на девятую годовщину 9 / 11 в Нью-Йорке по приглашению организации «Стоп исламизации Америки» выступал Вилдерс. В этом году, на десятую годовщину, думают о приглашении Штадткевица.

Немецкий Герт Вилдерс

Штадткевиц работает над превращением себя в немецкую версию голландского политика. Ясным, холодным утром он стоит на палубе парома, прокладывающего себе путь из северогерманского города Росток в Данию. Штадткевиц возглавляет делегацию, приглашённую в Копенгаген для участия в международной конференции «Общества свободной прессы», критикующего ислам.

Штадткевиц выгружается в датском порту Гедсер, и колёса его BMW скользят по заснеженной дороге, ведущей в Копенгаген. Он с опозданием подъезжает к зданию датского парламента, и когда наконец заходит в красивую древнюю палату на втором этаже, оказывается, что конференция уже началась.

Он садится в конце комнаты. Его английский плох, но Долл переводит для него. Вдруг он слышит, как председатель приветствует его: «Здравствуйте, мистер Штадткевиц из Германии!»

Штадткевиц встаёт, и взрыв аплодисментов двухсот человек приветствует его. Здесь, в Копенгагене, он является товарищем по оружию, их человеком в Германии.

«Мы возлагаем наши надежды на вас»

Петер Скааруп, представитель «Датской народной партии», стоит у трибуны. «Политический ислам, несомненно, будет новым тоталитаризмом XXI века», говорит он. ДНП – третья по силе партия в Дании.

Затем Йимми Окессон, лидер «Шведских демократов», партии, на недавних выборах вошедшей в шведский парламент, подходит к микрофону. «Ислам просто прячтеся за религией. Это политическая идеология» – отмечает Окессон. Он говорит, что в некоторых шведских школах в меню уже нет свинины, а также отмечает демографические изменения. «К 2060 году этнические англичане будут в меньшинстве в Англии».

Женщина из аудитории предлагает закон, который позволил бы мусульманам в Швеции иметь только двух детей.

Конференция продолжается в том же духе. Все в зале – выступающие, партии, Штадткевиц – едины в своих взглядах, характеризующихся страхом и оборонительной позицией. И тем не менее они считают, что то, за что они борются – хорошо: свобода, современность и ценности Запада. Они видят себя в качестве борцов против тёмной угрозы с Востока. Это делает их исламофобию более приемлимой для испуганных избирателей.

Штадткевиц стоит у окна, смотря на заснеженный Копенгаген. Невысокий человек в тёмном костюме, стоящий за его плечом – Хаим Мюльштейн.

«Мы возлагаем свои надежды на вас здесь, в Европе» – говорит Мюльштейн. «На вас и другие партии».

Штадткевиц улыбается.

«Они в Дании, Швеции и Нидерланадах продвинулись намного дальше, чем мы в Германии. Они парламентские силы» – заключает он несколько уныло, когда конференция подходит к концу. Но у него есть время, чтобы наверстать упущенное. Если говорить просто, его цель – захватить голоса берлинцев.

Фотографии

113.08 КБ
Рене Штадткевиц, основатель и лидер партии «Свобода», нового немецкого правопопулистского движения. Штадткевиц, бывший член ХДС канцлера Ангелы Меркель, остаётся депутатом берлинского парламента.

89.12 КБ
Штадткевиц является немецкой копией Герта Вилдерса. Он описывает Вилдерса, лидера голландской крайне правой партии PVV как «великого демократа и либерала». Решение Штадткевица пригласить Вилдерса в Берлин привело к его исключению из фракции ХДС.

110.12 КБ
Мечеть Хадижа в восточноберлинском округе Панков. Сооружение мечети изменило его жизнь, сказал Штадткевиц. Он стал более внимательно смотреть на ислам, а также возглавил протестное движение против мечети.

73.61 КБ
Дебаты, вызванные публикацией книги Тило Саррацина, побудили его создать партию «Свобода». Саррацин утверждает, что мусульман скоро будет больше, чем этнических немцев, и что из-за них происходит снижение интеллектуального уровня страны.

Исходный пост — http://paul-kruger.livejournal.com/11629.html

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: