Ультраправая дочь


LE_PEN_1_REUTERS_490.jpg

«Французам осточертело лицемерие элиты». Новый лидер ультраправой партии «Национальный фронт» (НФ) Марин Ле Пен вошла в тройку самых популярных политиков Франции. Как показал социологический опрос, проведенный агентством Ifop по заказу газеты France Soir, на президентских выборах-2012 за нее готовы проголосовать 20% французов. Действующий президент Николя Саркози опережает ее лишь на три пункта (23%), влиятельный политик-социалист Мартин Обри — на два (22%). **Когда номер уже ушел в печать, стали известны результаты нового социологического опроса, проведенного Институтом Харриса по заказу газеты «Le Parisien»: в первом туре за Марин Ле Пен готовы проголосовать 23% избирателей, за Саркози и Обри — по 21%. Почему так взлетели рейтинги националистов и что они готовы предложить Франции, Европе и остальному миру — The New Times поинтересовался у самой госпожи Ле Пен .«Мы не расисты и не ксенофобы, мы — реалисты и не дурим людям головы пустыми обещаниями»… Мадам Ле Пен держится уверенно и доброжелательно и смотрит собеседнику в глаза. В ней есть харизма — не случайно аналитики включили ее в список фаворитов будущих выборов, до которых осталось чуть больше года, хотя сама мадам Ле Пен на вопрос о своем участии в них отвечает уклончиво: «Мой статус лидера НФ автоматически дает мне право участвовать в выборах». Франция еще не забыла ошеломляющий успех ее отца, Жан-Мари Ле Пена, на выборах-2002: в первом туре тот получил почти 17% голосов, обойдя всех кандидатов, кроме Жака Ширака, тогдашнего президента. Отец-основатель НФ передал дочери бразды правления всего полтора месяца назад и, похоже, пока намерен сохранить за собой роль ее негласного советника: во время нашего с ней разговора он как бы случайно зашел в кабинет, многозначительно прошелся по нему и бесшумно удалился.

«По поводу наших шансов в следующем году я вам отвечу так: опросы говорят сами за себя, — рассуждает Марин Ле Пен. — Французы устали мотаться направо-налево, они начинают понимать, что социалисты (левые) и голлисты (правые) по сути ничем друг от друга не отличаются. Проводимая ими политика ничего не меняет в стране и жизни французов. Зато они усердно, 30 лет подряд, проводили кампанию «дьяволизации» Жан-Мари Ле Пена, выводя нашу партию в маргинальное поле, за пределы системной политической игры. И что же? Они получили обратный результат. Сегодня сделать дьявола из Марин Ле Пен невозможно. То, что происходит сейчас на Арабском Востоке, лишний раз доказывает нашу правоту…»

«Революции животов»

Трудно припомнить, чтобы ваша партия предвосхищала массовый порыв арабов к свободе…

Арабский мир находится на демографическом пике. Огромному количеству людей, прежде всего молодежи, негде работать, а следовательно, нечего есть. То, что мы видим сейчас, — это, если смотреть в корень, голодный бунт, революции животов, а вовсе не осознанный порыв к свободе, равенству и братству. Но нет никакой гарантии, что смена режимов решит экономические проблемы, из-за которых эти режимы падают. А вот вероятность того, что власть в итоге окажется в руках у фундаменталистских сил, весьма велика. Ведь иранского шаха в 1979 году тоже свергали под лозунгом борьбы с деспотией, а имам Хомейни вернулся в Иран эдаким изгнанником-оппозиционером — прямиком из Парижа.

Тогда еще в мире не было прецедентов «исламских демократий», не было и «Аль-Каиды»…

Но уже был палестинский терроризм, были и «Братья-мусульмане» с их идеологией «тотального шариата». А вот чего еще действительно не было — это массовой миграции с Юга на Север. Сейчас опасность для Европы еще и в массивной, неконтролируемой миграции из стран, дестабилизированных сменой режимов. Современная Европа — дуршлаг, она не способна контролировать собственные границы, хотя для выполнения этой задачи отряжена целая армия бюрократов. Уже после свержения президента Бен Али из Туниса сразу пять тысяч человек приплыли на итальянский остров Лампедуза. За один раз — пять тысяч! Сейчас на границах Ливии с Тунисом и Египтом скопилось около 80 тысяч нищих выходцев из третьих стран, у которых нет абсолютно ничего — ни работы, ни денег, ничего! Они тщетно пытаются уехать из Ливии, куда прибыли на заработки, но помощи им ждать неоткуда. И они поплывут в Европу на чем угодно, они будут плыть, даже если Европа выставит заслон в виде военных кораблей США и НАТО. И они преодолеют все заслоны.

Инвестиции в демократию

Ну и что? Чего вы так боитесь?

Послушайте, не надо спрашивать меня о том, о чем «Национальный фронт» говорит уже 30 лет: так называемый мультикультурализм ведет к мультиконфликтам, и только. Примеры — Косово и Ливан. Кажется, теперь европейских лидеров пробило: Меркель, Кэмерон и Саркози один за другим публично заявили о провале мультикультурализма.

И что дальше?

Во-первых, надо выключить эмигрантский насос. Лучше направлять средства в Африку и на Арабский Восток, инвестировать деньгами, технологиями, интеллектом — чем угодно. Лучше там строить стабильные демократические общества, сколь бы трудным и длительным ни был этот процесс.

Сейчас опасность для Европы еще и в массивной, неконтролируемой миграции из стран, дестабилизированных сменой режимов

Разве не было программ помощи раньше?

Эффективных — нет. Были бюрократические отписки: выделили средства — отчитались. Наши бюрократы в душе понимали: эти программы все равно не остановят иммиграционный насос. Во Франции ежегодно оседает 400–500 тыс. человек, из них половина — нелегалы. Мы ежегодно выдаем больше 200 тыс. видов на жительство, и из них только 5% — тем, кто приехал во Францию по рабочим контрактам. За последние 20 лет наше население пополнилось 6 млн мигрантов. Почему? Потому что у нас самая щедрая в мире система соцобеспечения: бесплатное медицинское обслуживание для нелегалов, школы для их детей, социальное жилье, программы по легализации. Из-за иммигрантов страна ежегодно теряет 60 млрд евро.

Хотите закрыть страну?

Вовсе нет! Но тем, кто к нам приезжает, надо дать понять: во Франции вы должны рассчитывать только на себя, а не на государство. Саркози в прошлом году устроил показательную порку самому обездоленному нацменьшинству — депортировал 15 тыс. румынских цыган. А что это было на самом деле? Он их взял за руку, как непослушных детей, и отвел к несуществующей границе — чтобы они на следующий день вернулись сюда снова. Итог пребывания Франции в Евросоюзе — отсутствие границ и полная потеря суверенитета.

На вассальном положении

Вы предлагаете Франции и французам выйти из Евросоюза?

Конечно! Нам ведь скормили Евросоюз как якобы единственный способ быть экономически и политически сильными в противостоянии с США, Китаем, Индией и Россией. Однако мы никогда не были так слабы, как сейчас! У Франции не осталось ничего: ни своих денег, ни суверенной территории, ни возможности принимать самостоятельные экономические или политические решения. Мы на вассальном положении. Франция — не нация больше, а придаток Евросоюза и умирающего евро.

Евро умрет-таки?

Евро — выдумка Германии, и Германия же завтра вполне может первой заявить о выходе из еврозоны. Саркози и другие сейчас нас кормят сказками о конце света, который наступит сразу за концом евро: мол, евро надо сохранить любой ценой. Я же говорю, что цена эта будет слишком высокой. Ирландия уже прогибается под тяжестью евро: сокращены зарплаты, пособия по безработице, социальные выплаты… Европа никогда не знала такой глубокой рецессии, как в 2009 году. При этом у европейских стран не было возможности реагировать на кризис — они все были повязаны единой валютой. К примеру, с 1949-го по 1989 год франк потерял 75% стоимости к немецкой марке, но экономический рост во Франции в целом соответствовал показателям ФРГ. Теперь же мы не можем играть на курсе, а значит, лишились серьезного инструмента воздействия на экономику. Кроме того, за состоятельность евро платят не правительства, а простые граждане. Посмотрите на ежедневные траты французов: с переходом на евро круассан подорожал на 23%, кофе — на 45%, килограмм картошки — на 133%. Если мы вернемся к франку, пусть даже при курсе обмена 1:1, мы выйдем из этого замкнутого круга высоких и постоянно растущих цен. Посмотрите на европейские страны, которые не стали участвовать в этой авантюре, — Данию, Норвегию, Швецию… Рост экономики у них в среднем 2,5% против 1,3% в странах еврозоны, безработица — 5,4% против 8,6% в странах евро, бюджетный дефицит — 1,5% ВВП против 2,6% у всех остальных. Евросоюз со своей валютой — это огромный издыхающий кит, хотя никто еще открыто в этом не признается. Чем быстрее мы избавимся от этой туши, тем быстрее сможем создать новую Европу, которая будет простираться от Бреста (имеется в виду город на западе Франции. — The New Times) до Владивостока и которая будет единой, притом что каждая нация будет отстаивать национальные интересы.

А как лично вы намерены их отстаивать?

Я вам только что об этом рассказала. Ислам, иммиграция, судьба евро — эти темы будут основным дискурсом президентских выборов через год, вот увидите. Французам осточертело лицемерие нашей элиты. Сейчас все сокрушаются: ах, какой нехороший был президент Бен Али в Тунисе! А я напомню: Доминик Стросс-Кан* * Видный политик-социалист, ныне глава Международного валютного фонда, рассматривающийся как один из кандидатов от левых сил на пост президента Франции. в 2008 году поздравлял Бен Али с «успехом экономических реформ» и приводил экономику Туниса в пример другим арабским странам. Получается: вчера носили на руках, а сегодня даже не дали приземлиться его самолету* * Отправившись в изгнание, свергнутый президент Туниса пробовал было сделать транзитную остановку во Франции, но его самолету было отказано в посадке. . И это называется политикой?


LE_PEN_REUTERS_200.jpg

Марин Ле Пен

родилась в 1968 году. Окончила Университет Париж II Пантеон-Ассас со степенью магистра права. Работала адвокатом. В 1986 году вступила в «Национальный фронт». С 2003 года — исполнительный вице-президент «Национального фронта», с 2004-го — депутат Европарламента. В январе 2011-го избрана на пост руководителя «Национального фронта», который в течение 38 лет занимал ее отец Жан-Мари Ле Пен, — на внутрипартийных выборах Марин набрала 67,65% голосов. Несмотря на недовольство «дьяволизацией» ее партии, Марин Ле Пен часто шокирует общественность неполиткорректными заявлениями. Так, в декабре 2010 года она заявила, что мусульмане, которые молятся на улицах Франции, напоминают немецких оккупантов Второй мировой, а 1 марта 2011-го в интервью радио RTL заявила, что необходимо «возвращать в нейтральные воды» корабли с иммигрантами, которые пристают к европейским берегам. Мать троих детей, Марин Ле Пен дважды была замужем, в настоящее время ее компаньон — Луи Алио, вице-президент «Национального фронта».

Реклама
  1. Илья
    16/03/2011 в 15:16

    Выборы — Президента и Парламента?

    Сегодня это – главная политическая проблема в России.

    Что отличает выборы от их ИМИТАЦИИ?

    1).Неизвестный результат?
    Условие достаточное, но не необходимое. Например, в США – где, как ни крути, демократия, пожалуй образцовая из ныне существующих – во многих штатов результат выборов известен заранее. Есть штаты на 90% демократические (Нью-Йорк) или республиканские (Техас).

    2). Точный подсчет голосов?
    Условие необходимое, но недостаточное. В СССР, допустим, в 1950-е годы, голоса считали достаточно точно. Как и в Северной Корее.

    3).Избирательная борьба «на равных» ?
    А что это значит ? В США две партии и несколько десятков маргинальных организаций, которые не могут даже приблизиться к Большим Партиям. Послушаешь этих чудиков – так Америка страна несвободная.

    Вопрос довольно сложный отличить живые выборы от муляжа.

    Главное условие РЕАЛЬНЫХ выборов – чтобы НЕ БЫЛО СТРАШНО. Не было страшно – выставить кандидатуру, спорить с любым соперником, судиться с ним. Не бояться – потерять работу, свободу, иметь «проблемы» по бизнесу.

    Чтобы была полная ясность: в ходе выборов могут МЕНЯТЬСЯ чиновники. От президента до местного мэра. Выборы и проводятся, для того, чтобы их МЕНЯТЬ, а не для того, чтобы «с любовью лечь к Его ногам».

    Это и является ЕДИНСТВЕННЫМ СМЫСЛОМ выборов.

    Но в чем же тогда смысл выборов?

    Главный смысл — механизм плавной, спокойной, подчиненной четким формальным правилам, СМЕНЫ ВЛАСТИ. Не смены непременно на «лучшего» или «худшего», а просто – перемены, как возможности и условия БЕСКРОВНОГО РАЗВИТИЯ, ДВИЖЕНИЯ. Свободные выборы связаны – со свободой слова, правами человека.

    Прежде всего это касается высшей власти – главы Государства.
    Смена глав государства – одно из основных событий в Истории страны. Или эта смена идет плавно, страна эволюционирует, или путем открытых (революции) и закрытых (перевороты) переломов. Второй способ смены очевидно хуже – порождает вечную неуверенность в обществе, каждый раз грозит развалить всю социальную Систему.

    Плавными являются в общем только два способа смены лидеров.

    Наследственно-пожизненная – монархия.

    Или выборы – Честные Выборы, повторяю, не «референдум о покорности и любви», а механизм СМЕНЫ президента.

    Монархия освящается верой в Бога, «помазанником которого» является Монарх. Освящается верой людей.

    Выборы освящаются верой в свои права, в свободу и закон. Освящается верой в РАВЕНСТВО людей. Политическое равенство, равенство перед законом.

    И тот и другой механизм позволяют ЛЕГИТИМНО, безболезненно менять главу государства.

    Промежуточные варианты – самозванцы, самоназначенные президенты-узурпаторы не дают этой возможности ЛЕГИТИМНОЙ СМЕНЫ. К власти могут придти вполне удачные политики, но совершенно непонятно, кто, как, по какому правилу должен их сменить – хотя бы после неизбежного физического конца. Если же они политики неудачные (что, понятно, бывает куда чаще – просто по теории вероятности), то тем более непонятно, какой механизм их прижизненной смены.

    В Истории России было все. Не было – НИ РАЗУ ! – только одного. Спокойной законной смены Главы Государства в ходе РЕАЛЬНЫХ, конкурентных выборов. (Некое бледное подобие таких выборов было лишь «на новенького», при возникновении РФ – в 1991).

    Наследственная власть. Или перевороты. Или Революции. Или «преемники». Или – верх демократии – выборы нового Генсека пятью членами Политбюро. Такой у нас исторический опыт, за который наши элиты цепляются и альтернативы которому – в душе – народ все равно не видит.

    В России от веку и доныне сама идея СМЕНЫ Главы Государства есть ГЛАВНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. По сути – ЕДИНСТВЕННОЕ реальное преступление. Какими только словами – от бунта и хаоса, до развала России и русофобии эту чудовищную идею не величают.

    Частое «практическое» возражение против идеи таких выборов : КОГО выбирать ?! Этих городских сумасшедших, маргиналов, чудиков с помойки? Да в тех же США их бы дворниками не выбрали. Как всегда на 140 млн.человек есть лишь один кандидат – сам себя выбирающий.

    Не хочу называть ничьи имена, но согласен, что многие лидеры «внесистемной оппозиции» и правда производят специфическое впечатление. Как и руководители «парламентских фракций» выглядят своеобразно. Да, не у всякого хватит фантазии представить их главой Государства.

    Правда, есть и возражение – «не человек красит место, а место человека», кем были нынешние руководители до своего назначения. Но не буду вдаваться в персональные вопросы и обсуждать личности.

    На самом деле, подмена заключается в самой постановке вопроса.

    В США выборы начинаются с праймериз – ВНУТРИ республиканцев и демократов открыто, по формальным правилам борются разные СИСТЕМНЫЕ политики. Губернаторы, сенаторы – опытные люди, отнюдь не «шарлатан-ораторы». Один из них и становится кандидатом от партии на национальных выборах. Вот в этом случае и нет альтернативы : «или от века данный Лидер – или городские сумасшедшие».

    У нас такая процедура не только в масштабе страны кажется невероятной, но даже ВНУТРИ ПАРТИЙ, тех самых, оппозиционных, как бы не получаются – не могут сменить толком даже лидера своей крошечной партии. Ни в КП РФ, ни в СПС, ни в Яблоке не получилось. Или это сводилось к очередной имитации, фарсу, когда добровольно уходящий начальник (Чубайс, Явлинский) «рекомендовал» своего преемника. Что в масштабе страны – что в масштабе «союза меча и орала» почти одно и то же.

    Сегодня никаких «выборов» у нас нет. Обсуждать «детальки декорации», «детальки имитации», нести абракадабру, типа «чем более массовая имитация – тем скорее она, каким-то чудом, перестанет быть имитацией» — нелепо. Даже самый массовый СПЕКТАКЛЬ не становится реальной жизнью. (Распространители билетов уверяют что спектакль вот-вот станет жизнью – «только возьмите билетик». Ну, что им, служилым еще остается говорить?)

    1). ЧТО должно произойти, чтобы реальные выборы ПОЯВИЛИСЬ? Они не «вырастут» из сегодняшних «выборов» — деревянная матрешка живую девочку не родит, сколько не трясите. Нынешние «выборы» — тупиковая ветвь политической эволюции.

    Но могут ли появиться ЖИВЫЕ выборы – или у нас есть лишь такие варианты смены власти: «преемник – переворот — революция»?

    Я, как говорится, «исторический оптимист». Эволюция идет, у России не хватит сил без конца «шагать не в ногу». Пусть задом наперед и отплевываясь, но и наша страна тащится на буксире прогресса. Так что в сколь-нибудь длительной перспективе (какие-то ДЕСЯТКИ лет) инстинкт самосохранения правящей элиты подтолкнет их к механизму выборов – как единственно надежному способу МЯГКОГО СОХРАНЕНИЯ своей власти и собственности (разумеется, СОХРАНЕНИЯ, а не ПЕРЕДАЧИ «ОБЩЕСТВУ», «народу»). Выгоднее наловчиться сохранять основное, с поправкой на эволюционные изменения, ротацию элит – чем держать до взрыва.

    Но чтобы отказаться от попыток «закуклиться», осознать, что вполне можно быть ОТКРЫТОЙ элитой открытого общества, а не замкнутой рублевской номенклатурой за спиной ОМОНа – для этого нужна целая революция в их сознании.

    Конкретные детали такой «революции сверху» я не представляю. А в вероятность революции снизу (или просто Революции) не верю.
    Более того — не верю и в то, что если бы Революция все же произошла, после нее появится не очередной «народный Царь», а возник бы механизм ПОСТОЯННОЙ ПУБЛИЧНОЙ ВЫБОРНОЙ СМЕНЫ ВЫСШЕЙ ВЛАСТИ.

    Глупо «для очистки совести» ходить на «выборы» которых НЕТ, врать себе, добровольно участвуя в нелепой имитации – с тем же смыслом можно сорить бумажками у себя на полу.

    Хотя если так уж приспичило «хоть что-то ДЕЛАТЬ» (или делать совсем уж нечего и пойти некуда) — то можно и сходить. Это совершенно бесплатно не стоит поднимать на принципиальную высоту – чего не прогуляться… Есть, в самом деле, о чем спорить ! Главное понимать АБСОЛЮТНУЮ БЕССМЫСЛЕННОСТЬ действия – но разве мало мы делаем заведомо бесполезных вещей ?
    Единственная нескладуха – надо за кого-то «голосовать»… Но это решается просто – наугад. Тем более, голосуешь все равно «за всех» — поддерживаешь Систему, вот этот «институт выборов».

  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: