А. Широпаев. Вече ста тысяч


10 декабря 2011 года – великий день. Его значимость я невольно ощутил еще в пути на Болотную, когда по репликам на своей трамвайной остановке понял, что еду туда не один. На «Новокузнецкой» я встретился с поэтом Александром Самарцевым, и мы шли в густом людском потоке, валившем в одном направлении. А на Болотной увидели человеческое море, которое от избытка захлестнуло даже Лужков мост. Такого не было с конца 80-х, начала 90-х годов. Сто тысяч и даже более – это число участников митинга назвали с трибуны организаторы, ссылаясь на данные полиции.

Что же произошло? Неожиданно снова появился исторический шанс, упущенный тогда, в самом начале 90-х. Появился шанс на новую перестройку. Но эта возможная перестройка – перестройка снизу. У нее качественно новый человеческий ресурс, заявивший о себе 10-го декабря. Это, прежде всего, молодежь, которая выросла и сформировалась за последние двадцать лет. Поколение фейсбука, ментально западное, европейское, но вынужденное прозябать в перманентном российском 16-м веке. И молодежи это прозябание надоело.

10-го декабря выяснилось, что с нашим народом дела обстоят совсем неплохо. Да, у нас дикое, азиатское государство 16-го века. Но при этом народ-то не под стать ему. Огромный сегмент нашего общества сейчас образуют те, кто разделяет европейские, западные ценности, т.е. ценности свободы и достоинства — личного и гражданского. Именно эти люди, молодые прежде всего, и составляют главный человеческий потенциал наметившейся новой перестройки. Они совсем не похожи на советскую массовку митингов эпохи горбачевизма. Сформировался тип сознания современных, свободных людей, и он сегодня вступил в непримиримый конфликт со средневековой природой российской государственности. Носители этого сознания воспринимают прошедшие «выборы» и вообще путинизм как личное оскорбление. Собственно, главный пафос митинга на Болотной – в защите своего достоинства, достоинства человека и гражданина.

Еще один, очень важный момент, которого не было на рубеже 80-х и 90-х. Наконец-то в контексте освободительного, демократического протеста, под ритм цоевских «Перемен!» органично и убедительно заявляет о себе русский национализм. Увы, с опозданием на двадцать лет. Разумеется, это принципиально новый русский национализм: антиимперский, светский и прогрессистский, близкий к западноевропейскому правому либерализму. На митинге его наиболее полно представлял Национал-демократический альянс, от которого выступил сопредседатель НДА Илья Лазаренко. Он темпераментно напомнил собравшимся об исконно-русских вечевых традициях, согласно которым народ всегда мог «указать путь» неугодному князю – т.е. прогнать его.

Вече на Болотной площади однозначно «указало путь» Владимиру Путину. «Путин в отставку! Россия без Путина!» — лейтмотив митинга. Всем очевидно, что Путин – ключевая фигура существующей системы и его необходимо выдворить за пределы политического поля.

Что будет дальше? Начало великолепное, воодушевляющее. Народ ощутил свою мощь, вкус свободы и возможной победы. Но нельзя расслабляться. Нужны новые и новые митинги, надо наращивать массовость, политическую силу и, соответственно, давление на режим. И при этом нельзя допускать ошибок. Я имею в виду неправовые, насильственные действия, на которые может подтолкнуть нетерпение или воля провокаторов. На Болотной все прошло очень достойно, так и надо держать. Только мирный протест в сочетании с нарастающей массовостью – вот залог необратимой победы. А значит – и будущего.

Реклама
  1. Илья
    21/12/2011 в 15:33

    Гул митинга 10 декабря не проходит. Поразительное вообще-то дело: вышли на площадь, по разным оценкам, от 25000 до 70000 человек. Мирно, спокойно. Далеко не все они (скорее — меньшинство) имеют хоть какую-то четкую политическую позицию, да и позиции-то разные, были там и либералы, и националисты.
    И вот эта демонстрация — какие в странах ЕС проходят абсолютно незаметно и без малейших последствий раз в месяц — стала Явлением. Да не просто явлением — потрясением для всего Государства.
    Господи Боже — что ж за Государство чудное? Термоядерное, с ФСБ-МВД-ФСО, с нефтепроводами и прокурорами, с «Газпромом» и РЖД, Сбербанком и ВПК, с сотней миллиардеров, с миллионом чиновников и 138.000.000 жителей, из которых в той же Москве — 15.000.000. И вот все это Государство — если верить вполне серьезным разговорам вполне нормальных людей — готово если не «рухнуть», то, по крайней мере, дрожит, как студень из-за демонстрации в 50.000 «человечьих сил»!
    Бред? Типичный для России. В 1917-м «Россия слиняла в три дня». 1000-летняя Царская власть исчезла мигом, без всякого сопротивления и попытки его. Исчезла, «как сон, как утренний туман».
    Сверхдержавный СССР точно так же слинял в три дня Августа. Все то же — без всякого сопротивления и попытки его. Все ракеты-бомбы, все КПСС-КГБ-МВД оказались архитектурными излишествами, не более. Колосс на глиняных ногах. Мускулы у Государства накачаны, так на Солнце и играют: что вне страны (трепещи НАТО), что внутри (всякий из нас знает вязкую силу и массу Госмашины). Жира — более чем. А государственный иммунитет — на нуле. Политический СПИД — наследственная хворь Государства Российского.
    Вертикаль высока и толста, необъятна, неоглядна, тверда, как дерево, — да трухляв ствол. «Что ж бунтуете, молодой человек? Перед вами же — стена! — Стена, да гнилая. Ткни — и развалится». Надеюсь, не надо напоминать, что этот диагноз Государству поставил студент В. Ульянов — величайший политик в Истории России.
    Что ж это за болезнь, что за роковая гниль такая в генах, в хребте, во всем организме Государства Российского? «Вдруг» опять побелели — черт их поймет от чего, от какой «тряпки, сосульки» — толстомордые чиновники, вчера еще давившие всех встречных и поперечных, даже не оборачиваясь. Очередная немая сцена заканчивается явлением нового «черта из табакерки», какого-то никому неведомого, но почему-то «настоящего» Ревизора Русской Истории. Лжедмитрий, Ленин, Ельцин… Продолжение следует? Как рвется и снова сшивается «дней связующая нить» — главная загадка российской истории.
    Но поставим более частный вопрос: действительно ли такой серьезный «треск нити» мы слышим на сей раз? Или это просто слуховая галлюцинация? «Непримиримая оппозиция» принимает желаемое за действительное, растерявшиеся чиновники принимают свой страх за реальность — а как «на самом деле»?
    В конце концов, не от любой демонстрации Государство валится, даже в России. Стоит толпе три раза обойти вокруг Вертикали — и она рухнет? Нет же! Вон, в 1992-1993-м против Ельцина были демонстрации в десятки раз многочисленнее — а он устоял.
    Так насколько велика сегодня опасность для власти и насколько оправдано ликование оппозиции? Не рано начали банкет по случаю «раздела шкуры неубитого Медведя»? Может, они просто так себя подбадривают, а власть «опускают», стремятся психологически подавить, пытаются выстроить систему «самосбывающихся пророчеств»?
    Когда читаешь интернет-сайты оппозиционные и сайты прокремлевские — то наступает «сшибка», раздвоение сознания. Две реальности.
    Для агрессивно-непослушного меньшинства очевидно, что «Россия — это Мы!». И «ЕР» «проиграла выборы», и Путин «не будет президентом». Правда, кто же будет — чуть менее понятно. Как его фамилия? «Непутин» — и довольно с вас! Ну, а все же «девичья фамилия» — какая? Зюганов? Жириновский? Миронов? А может Прохоров? Кто из них в народе популярнее Путина? А может, Навальный — подумаешь, что он в выборах не участвует. Мелочь! Мы же не бухгалтеры, мы — «вообще интеллигенты».
    Но даже простые вопросы на эту тему, робкие сомнения в прошедшем поражении «ЕР» и будущем поражении Путина, сомнения в том, что «хуже Путина — нет и быть не может», вызывают у истинных демократов-либералов нешуточный взрыв ярости. И ответ они дают исчерпывающий: «Сколько тебе заплатил Сурков? Или тебе платит ФСБ?». Либералы!
    Что ж, это понятно. Если путинофобия заменяет и этику, и логику, если критерий Истины (и деление на «свой-чужой») определяется только отношением к Путину — то иных оценок «колеблющихся» и быть не может. Это тоже традиция — сектантски-большевистская узколобая нетерпимость русской интеллигенции, воспетая еще Достоевским («Бесы») и Бердяевым. А у бюрократии — свои генетические особенности. Они тем более знают: «Россия — это Мы». Внешняя византийская пышность, ханская гордыня, боярское чванство и лакейская наглость («административный восторг»), а также — внутренняя гнилость и ложь.
    100 лет прошло, и каких лет — а ощетинившееся противостояние «власть — интеллигенция» живо в начале XXI века точь-в-точь, как в начале века ХХ. Ничего не забыли, ничему не научились.
    Как тогда, так и сейчас, — нет России. Есть две России, которые, стоя по две стороны Трубы, с ненавистью смотрят друг на друга — и, естественно, друг друга в упор не видят.
    Психологическая гражданская война, взаимные фобии — чего стоили обоюдные ожидания «кровавых провокаций противоположной стороны» в канун демонстрации 10 декабря!
    А между этими полюсами — великий немой, безмолвствующий народ. «Что же будет с Родиной и с нами?». Не знаю, почему (т.е. разумных доводов много — как много и их опровержений), но я на сей раз — «исторический оптимист».
    Нашей стране надо решить две взаимосвязанные задачи. Их с великим трудом решила Европа в 1789-1945 г. Мы отстаем в этом деле, как и во многих других, — но придем туда же.
    Первое. Полная десакрализация власти. Не формальный (по закону), а психологический переход от Монархии — к Республике. Ясное знание, что президент — не Бог, не Царь и не герой. А временный — на четко оговоренный срок — чиновник. И он совершенно спокойно, регулярно меняется. Это и есть стабильность.
    Второе. Отказ от вертикального построения власти, когда каждого начальника назначают (снимают) только сверху. А президент назначает себя и своих «преемников» сам. Начальников надо выбирать снизу — от мэра до президента.
    А чтобы выборы были: а) настоящими, т.е. с непредусмотренным заранее итогом и б) не катастрофическими, а в пределах Системы, — для этого элиты должны суметь преодолеть разрыв, договориться и очертить поле, на котором все играют и всерьез конкурируют. Такие ценности, как — свобода, собственность, законность, — аксиоматические, далее не обсуждаются. А внутри этой системы социально-политических координат и идет конкуренция. Как на Западе.
    Россия зигзагами идет к этой Системе добрых 150 лет. Очень скоро придет окончательно — и без всякой Революции.

  1. 17/12/2011 в 11:34

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: